Banzai Tale – новый передвижной звукозаписывающий комплекс

Недавно ФИЛИП НЬЮЭЛЛ закончил проектирование и переоснащение передвижного звукозаписывающего комплекса (далее – ПЗК), который во многом оказался похожим на тот ПЗК, который он делал ещё 25 лет назад. Тем не менее, приобретённый опыт и новые знания позволили ему спроектировать новый ПЗК, который соответствует даже ещё более высоким стандартам. Перед Вами – отчёт об этом проекте

25 лет спустя…

В течение весны и лета 1998-го года Португалия представляла «Экспо’98″ – международную ярмарку стран атлантического побережья. Освещением грандиозности этого мероприятия должны были заниматься многие мобильные звукозаписывающие комплексы и передвижные радиостанции. По этим причинам компания Banzai Lda решила вложить капитал в создание мобильного звукозаписывающего комплекса, базирующегося на основе шасси грузового автомобиля с автофургоном. В дальнейшем также предполагалось использование этого ПЗК для своих собственных нужд, а также для осуществления различных контрактов в сфере звукозаписи.

 -

-

Окончательное решение о строительстве передвижного звукозаписывающего комплекса было принято в начале 1998-го года, но осуществление первых записей планировалось уже на май. Трёхмесячный срок казался довольно-таки коротким для того, чтобы спроектировать и сконструировать такой комплекс «с нуля», поэтому решено было подыскать наиболее подходящее транспортное средство, которое можно было бы переделать, модифицировать и привести в соответствие с выдвигаемыми требованиями и спецификациями. Вскоре выяснилось, что у голландской радиовещательной организации NOV есть подходящее и готовое к продаже транспортное средство, ранее использовавшееся в целях звукозаписи. Поэтому один из владельцев студии Banzai Мигель Эскада (Miguel Escada) поехал в Голландию, чтобы увидеть всё это своими глазами. На первый взгляд, автофургон показался ему вполне подходящим. После этого он послал мне его чертежи и спросил, интересно ли мне заняться перепроектированием для них этого автофургона в ПЗК.

По странному совпадению…

Действительно, всё это было весьма интересно. Особенно если учесть, что автофургон радиовещательной организации NOV внутренней отделкой и габаритами сильно напоминал мне мой первый ПЗК – Manor Mobile, который я проектировал ровно 25 лет назад. Я досконально знал проблемы того первого ПЗК, поэтому мне и самому было интересно: поможет ли применение новых технологий и современных материалов в разрешении тех проблем, которые были неразрешимыми в прошлом? Надо сказать, что с автофургонами среднего размера проблем гораздо больше, чем с большими автофургонами. Во-первых, их размеры вынуждают дизайнеров-акустиков делать очень маленькие контрольные комнаты, полезная площадь которых может быть пять-шесть квадратных метров, а то и меньше; во-вторых, форма их является неправильной (в смысле соотношения сторон – длина/ширина/высота; – А.К.); в-третьих, с акустической точки зрения они обладают очень незначительной массой, что само по себе представляет проблему, в результате которой затрудняется достижение гладкого и ровного мониторинга. Первый ПЗК Manor Mobile был построен в автофургоне размерами 20 x 8 x 8 футов (или 6 x 2,4 x 2,4 метров), а автофургон для ПЗК Banzai имел даже несколько меньшее рабочее пространство, что продемонстрировано на рисунке 1. Стены обоих автофургонов в основном были сделаны из ламинированной фанеры. Хорошо демпфированный пол был также из фанеры, настланной поверх стальных балок-лонжеронов. Изначальная частотно-резонансная характеристика этого типа автофургона, «снятая» у задней стенки, показана на рисунке 2. Автофургон под ПЗК Manor был оснащён задней перегородкой, в которой располагалась дверь и ниша для размещения кабелей таким образом, что грузовик мог использоваться даже в том случае, когда его тяжёлые контейнерные двери были открытыми. Стены и потолок автофургона были выровнены гипсокартонными панелями толщиной 13 мм, что способствовало улучшению демпфирования и звукоизоляции, но большие размеры использовавшегося в то время оборудования не позволяли использовать достаточно пространства для возможности устройства резонирующих боксов, с помощью которых в те дни осуществляли «настройку» помещения.

Рисунок 1. Доступное пространство после демонтажа старого оборудования

Рисунок 1. Доступное пространство после демонтажа старого оборудования

Хотя гипсокартонно-фанерные стены и поглощали какую-то часть низких частот, тем не менее их использование давало звукоизоляционный эффект главным образом за счёт отражения звука в одну и в другую сторону, что приводило к частичному отражению звуковой энергии с периметра автофургона вовнутрь помещения. В результате этого частотно-резонансные характеристики мало чем отличались от тех, которые показаны на рисунке 2. Это не было идеальной картиной, как бы мы не наперягали своё воображение, но в той ситуации в какой-то мере выручали громкоговорители Dual Concentric фирмы Tannoy, размещённые в кабинетах Calrec/IMF. По крайней мере, применение этих коаксиальных громкоговорителей, отличающихся «точечностью» излучения звука, практически обеспечивало поступление звуковых отражений к слушателю «в фазе» и с неизменными частотными характеристиками. Акустические системы, в которых громкого-ворители, воспроизводящие разные частоты, ещё и разнесены друг от друга в пространстве, более склонны к созданию временных и фазовых искажений звука из-за разности растояний от ушей слушателя до различных громкоговорителей. Кстати, по этим же причинам не следует ложить Ваши мониторы NS-10 на бок, так как это значительно (тем более при ближнем контроле) увеличивает разность расстояний между ушами слушателя, с одной стороны, и низко- и высокочастотным громкоговорителями, с другой, что создаёт фазовые проблемы «на ровном месте».

Рисунок 2. Частотная характеристика громкоговорителя внутри автофургона

Рисунок 2. Частотная характеристика громкоговорителя внутри автофургона

ПЗК Manor Mobile имела довольно неровные характеристики в низкочастотном диапазоне, но не более чем большинство остальных транспортных средств в то время. Однако работающая там команда хорошо знала эти особенности и была способна в значительной степени их компенсировать.

В те далёкие дни и в той ситуации (а я тогда работал на Pye Records) это было огромным прогрессом. У нас было две микшерных консоли Neve Series 80, каждая из которых для транспортировки могла разделяться на две секции, а затем при необходимости эти секции снова соединялись и образовывали цельный пульт. Для подъёма и монтажа каждой секции требовалось четыре человека. Ещё два человека требовалось для монтажа «портативного» восьмиканального магнитофона 3M M56, который состоял из трёх секций. Всё это вместе с большими мониторами Lockwood/Tannoy устанавливалось в местах, которые в зависимости от обстановки казались наиболее подходящими для осуществления записи: в раздевалках, офисах, прихожих и т.п. Конечно же, условия мониторинга из-за изменчивости обстановки различались невероятно сильно. Они позволяли разве что распознавать появление шумов или искажений, а иногда и сделать какой-то прикидочный баланс различных групп музыкальных инструментов. Но при таких условиях мониторинга проблематично было бы давать правильную оценку тембральной окраске в звучании какого-либо инструмента, особенно в низкочастотном диапазоне.

Хотя во всём этом были и свои прелести! Мне вспоминается запись на Talk of the Town в Лондоне, где единственным доступным местом для обустройства «контрольной комнаты» была женская раздевалка хорового коллектива. О-о-о, да-а-а, наша концентрация на работу в тот день была явно не на высоте.

ПЗК студии Pye

Спустя какое-то время в 1971 году я был вовлечён в строительство первого ПЗК студии Pye, который «вышел на дороги» сразу после появления ПЗК группы «Роллинг Стоунз» (Rolling Stones). Надо отдать должное, что этот ПЗК наконец-то дал нам долгожданную непротиворечивость в условиях мониторинга, что уже само по себе было достижением. Даже если мониторный контроль был не совсем правильным, он, тем не менее, уже отличался постоянством. Со временем мы могли изучить его слабые стороны и приноровиться к его особенностям для достижения хороших результатов. В любом случае это лучше, чем устанавливать и коммутировать портативное оборудование каждый раз на новом месте для каждой новой записи, и пытаться каждый раз привыкать к новым условиям мониторинга. Мало того, когда в 1974 году The Manor Mobile поглотила (купила) Pye Mobile, все эти идеи были восприняты правильно, а ПЗК был переоборудован в новый ПЗК, очень напоминающий первый Manor Mobile. Сделано это было умышленно для того, чтобы попытаться гарантировать максимально близко сопоставимые условия мониторинга между двумя ПЗК. Поэтому командам специалистов совсем не обязательно было запоминать, на каком концерте и в каком ПЗК они делали свою работу. Им также не нужно было в уме вносить различные поправки на звучание мониторов в одном или в другом ПЗК, так как условия мониторинга в них были весьма схожими.

Для осуществления звукозаписи эти ПЗК работали очень хорошо, поэтому они заслуженно приобрели превосходную репутацию. Но микшировать и сводить в них музыкальный материал было довольно тяжело; главным образом – по причине внутренних акустических проблем автофургонов. Такая работа в них становилась скучной и рутинной. ПЗК никогда не предназначались для сведения и микширования, но нехватка 24-дорожечных студий в те дни часто не оставляла иного выхода. Когда в 1975 году мы вместе с Томом Хидли (Tom Hidley) перестроили студию Manor, то нашим новым ориентиром стала эквализация мониторов Westlake. Поэтому, переместив контрольно-измерительное оборудование из студии Manor в наши ПЗК, мы попробовали с помощью эквалайзеров выровнять звучание мониторов. Но достичь гладкой амплитудно-частотной характеристики оказалось невозможно, ибо пики и провалы во внутренней акустической среде ПЗК оказались довольно серьёзными и острыми. Акустическая разница в шесть децибелл соответствуют четырёхкратной разнице по электрической мощности, поэтому попытка исправить провал в звучании на шесть децибелл на какой-то частоте просто приводит к перегрузке усилителей и громкоговорителей, а также к четырёхкратному увеличению потребляемой электрической мощности. Кроме того, независимо от наших усилий и достижений, при эквализации этой системы (даже при достижении казалось бы неплохих результатов) конечное звучание субъективно всё-таки воспринималось менее естественно.

Конечно, сейчас нам это уже кажется смешным. Основная причина неоднородности звучания заключалась не в проблемах со звуком, идущим непосредственно от мониторов, а в звуковых отражениях внутри помещения, естественных резонансах и «стоячих» волнах. Изменчивость звучания при перемещении по автофургону, особенно в низкочастотной области, была заметна в разных местах автофургона; и эти изменения особенно были слышимы тогда, когда Вы перемещались по периметру автофургона. Использование эквализации уместно только тогда, когда Вам необходимо подправить какие-то минимальные фазовые проблемы. А неоднородность звучания, вызванная спадом на краях частотных характеристик громкоговорителей, повышенная нагрузка на громкоговорители, обусловленная близостью поверхностей помещения и любые другие проблемы звучания, не зависящие от того, в каком месте находится слушатель – это те эффекты, которые наслаиваются сверху на акустический сигнал во время его излучения громкоговорителем. В таких случаях попытки исправить путём эквализации амплитудную характеристику окажутся безуспешными и будут соответственно вносить дополнительные изменения во временные и фазовые характеристики сигнала.

Вышеуказанные проблемы и «перекосы» создаются отражениями от стен помещения, а именно перемешиванием в итоге прямого и отражённого сигнала. Между этими двумя сигналами существует разница во времени прибытия к ушам слушателя, так как отражённый звук проходит более длинный путь, чем прямой, поэтому они взаимодействуют схоластично; будучи смещёнными в фазе и времени, звуковые отражения добавляют в основной сигнал так называемые «гребёнчатые» искажения (фильтрование).

Эти особенности, которые присущи любому помещению, нельзя исправить при помощи обычного эквалайзера, потому что любая попытка обработки исходного сигнала эквалайзером с целью выравнивания окончательного общего звучания, достигающего ушей слушателя, неизбежно исказит частотный баланс и переходные характеристики прямого сигнала. Честность прямого сигнала является архиважным фактором, потому что до прибытия первого отражения все помещения характеризуются как безэховые; так что прямой звук – это первый звук, который мы слышим, и он должен воспроизводиться максимально точно.

Любая эквализация прямого звука расстроит его переходную характеристику, а следовательно и атаку сигнала. Любой, кто хоть немного знаком с технологией синтезирования звука аналоговыми синтезаторами, знает, насколько важной характеристикой звука является его атака. Может показаться странным, но в начале 1970-х годов эти принципы были хорошо известны академической науке; тем не менее, в мире звукозаписи они были в значительной мере неизвестны. В подтверждение своих слов могу привести пример, как всего лишь за несколько лет до этого фирма Altec предложила свою новую систему … именно для того, чтобы заниматься именно такими гадостями.

Попутные проблемы

Но вернёмся назад к нашему передвижному звукозаписывающему комплексу Banzai. Короче говоря, необходимо было сделать передвижную мобильную контрольную комнату, в которой можно бы было делать и запись, и сведение; как для телевидения, так и для выпуска компакт-дисков. Внутри планировалась установка 24-дорожечного аналогового магнитофона, а также установка цифровых магнитофонов (также на 24 дорожки). Мне доводилось осуществлять сотни записей на обоих ПЗК Manor Mobile, и мне были знакомы проблемы в акустических характеристиках их базовых помещений. Об исправлении этих проблем методом эквализации мониторов не могло быть и речи, а для исправления этих проблем традиционными акустическими методами недостаточными были размеры автофургона. Хотя методы акустического контроля прошли длинный эволюционный путь, начиная ещё с использования боксов-резонаторов Гельмгольца, эффективность их работы всё так же зависит от площади и глубины зввукопоглощающих конструкций. Другими словами, чем больше площадь звукопоглощающей поверхности, тем больше её эффективность в поглощении различных частот; чем больше звукопоглощающая система в глубину, тем более низкие частоты она способна поглощать. Впрочем, возможны и варианты, которые получаются при комбинировании этих двух правил.

Поэтому обычные акустические средства контроля скорее зависят от длины звуковой волны, чем от размеров (объёма) автофургона. В конце 1970-х годов Том Хидли спроектировал превосходный ПЗК для Tape One. Размеры этого автофургона были вдвое больше автофургонов Manor Mobile, но и при этом половина объёма этого автофургона была заполнена акустическими средствами контроля (звукопоглощающими системами). Такая технология не подлежит масштабированию, поэтому в случае с ПЗК Banzai её буквальное применение привело бы к тому, что весь автофургон был бы забит «под крышу» звукопоглощающими материалами, и ни о какой контрольной комнате речи бы уже не шло! Исходя из этого становится ясно, почему такой подход даже не обсуждался. Поэтому задача, стоящая передо мной по проектированию этой контрольной комнаты, более точно формулировалась так: добиться максимально возможного гладкого мониторного контроля в месте прослушивания (это – главное) и, по возможности, – на остальной площади контрольной комнаты. Электронные решения здесь были неприемлемы, а на средства акустического контроля могло быть использовано не более десяти процентов объёма автофургона, отведённого непосредственно под контрольную комнату. Отсюда и проблемы.

Транспортное средство

После покупки компанией Banzai у компании NOV грузовика, было принято решение переправить его из Голландии в Англию, где должна была делаться его реконструкция согласно договору с компанией Kustom Konstructions. На самом деле разборка внутренностей автофургона осуществлялась в Лондоне, затем его перевезли в Свэнвик (Swanwick), недалеко от Саутгемптона (Southhampton), где на судоверфи Three Foot Yard в помещении кораблестроителей Саймона и Джона Харви (Simon and John Harvey) были произведены необходимые столярные работы. Их работа была воистину изящной!

Ещё до начала реконструкции автофургона необходимо было определиться с микшерным пультом. Выбор пал на Euphonix CS3000, поэтому для него нужно было сразу же выделить место внутри фургона. Необходимо также было распределить объём автофургона для установки лимитеров, компрессоров, процессоров эффектов, двух телевизионных мониторов, коммутационного поля, блока питания, блока аналоговой обработки сигнала микшерного пульта и для коммуникационных систем.

После того, как с автофургона было демонтировано старое звукозаписывающее оборудование, он приобрёл состояние, которое показано на рисунке 1. Контрольную комнату и отсек для размещения сматывающих катушек с кабелем разделяла тяжёлая перегородка. Это была слоистая конструкция из двух слоёв ламинированной фанеры с заполнением между ними пенополиуретаном. Эта конструкция была толщиной около 10-ти сантиметров. Перегородка обладала хорошими демпфирующими свойствами и обеспечивала превосходную звукоизоляцию между двумя вышеуказанными секциями будущего ПЗК. Было также решено в отсеке для катушек с кабелями разместить блоки питания, в частности блок питания и блок аналоговой обработки микшерного пульта, в котором было семь вентиляторов охлаждения, и который выделял много шума и тепла.

Пульт Euphonix был выбран прежде всего из-за того, что его можно быстро и легко переконфигурировать. Это его свойство является просто идеальным при звукозаписи телевизионных программ или живых концертов с быстрой сменой выступающих коллективов и перекоммутацией оборудования. С точки зрения акустики, этот пульт был выгоден тем, что на его лицевую панель были выведены только средства цифрового контроля, из-за чего он имел очень незначительную толщину. В любой контрольной комнате микшерные пульты с небольшой толщиной производят намного меньше акустических помех, чем «толстые» пульты. В очень маленьких контрольных комнатах наличие больших микшерных пультов может привести к акустическому хаосу, поэтому компактность пульта Euphonix очень хорошо подходила для наших условий и являлась серьёзным «плюсом» в его пользу во время дискуссий на предмет выбора пульта для ПЗК.

Боковые стены автофургона представляли собой «сэндвич» из ламинированной фанеры, минералваты и алюминия, из которого была сделана внешняя обшивка автофургона. Крыша также был алюминиевой, а изнутри она была обработана примерно 10-сантиметровым слоем пенополиуретана для выравнивания потолка. Пол был с двойным дном, в котором были проложены желоба под кабели и коммутацию, доступ к которым был прикрыт тяжёлыми половыми крышками-панелями. Верхний слой пола состоял из слоя 30-милиметровой фанеры, уложенной сверху на конструкцию из тяжёлых стальных двутавров толщиной 10 сантиметров, которая в свою очередь лежала на 15-сантиметровом слое фанеры. Плоскость поверхности пола находилась над уровнем колёс грузовика, поэтому арки колёс не выступали внутри фургона. Под полом находились отсеки, в которых размещалось оборудование для кондиционирования воздуха, автономная «печка», стабилизаторы электропитания, силовой трансформатор. Под полом размещались также аккумуляторы на 24 вольта, которые использовались для привода двигателей по сматыванию катушек с кабелем, резервного и дежурного освещения, а также для работы системы контроля кондиционированием воздуха.

Обсуждение акустических аспектов

Размеры полезного объёма контрольной комнаты были 2,05 x 2,05 x 4,67 метра. С самого начала в автофургоне на высоте 2,05 метра был перфорированный деревянный потолок, выше которого находился слой пенорезины, а между ними были проделаны желоба для прокладки трубочек кондиционеров и кабелей для системы освещения. Так как за базовую концепцию при проектировании ПЗК была принята концепция «бессредных» комнат», одним из краеугольных камней которой является наличие хорошо демпфированного мягкого потолка, то перфорированный деревянный потолок пришлось демонтировать. Со временем он превратился в мягкий потолок, облицованный натянутой на деревянные рамки декоративной тканью. В потолок были вмонтированы точечные светильники. Ковровое покрытие, которым раньше в фургоне был устлан пол, также было демонтировано. Взамен него был сделан пол из твёрдых буковых досок толщиной 1,5 см.

Рисунок 3. Структура звукопоглощающих конструкций верхней части боковых стен

Рисунок 3. Структура звукопоглощающих конструкций верхней части боковых стен

Перед передней стеной автофургона (если смотреть изнутри помещения) была сконструирована перегородка, в которой должны были монтироваться мониторы, телевизионные мониторы, усилители, кроссоверы, метербридж и индикаторы микшерного пульта, коммуникационные системы, главный электрический щиток с предохранителями. Законченная стена представляла собой структуру из деревянных брусков 5 х 5 см, гипсокартона толщиной 13 милиметров, гидробита (еврорубероида) плотностью 5 кг/м2 и 19-милиметрового слоя MDF (древесно-волокнистой плиты средней плотности). Ниши под телевизионные мониторы были сделаны из тяжёлого матового стекла, чтобы исключить любое дребезжание или резонирование в законченной поверхности фронтальной стены при работе громкоговорителей, а также, чтобы исключить возникновение прочих акустических помех. Принятая нами концепция акустического дизайна рассматривает фронтальную стену контрольной комнаты в качестве некоего расширителя излучения энергии громкоговорителей. Кроме того, её звукоотражающие свойства способствуют созданию комфортных акустических условий персоналу студии, особенно во время их общения; если бы фронтальная стена была звукопоглощающей, общение персонала проходило бы при подавленной акустике, что быстро бы утомляло людей и не позволяло бы им работать на протяжении длительного времени. Таким образом, исходя из концепции «бессредных» комнат», мы разобрались, что должны представлять собой, по крайней мере, три поверхности внутри нашей контрольной комнаты: твёрдый пол, прочная и тяжёлая фронтальная стена и максимально демпфирующий, заполненный абсорбирующими материалами потолок. Теперь на этом этапе вставал вопрос: как достичь максимального акустического поглощения при сохранении этих трёх поверхностей, затрачивая при этом минимальную площадь для последующей акустической обработки.

Поскольку основное внимание уделялось акустике внутри контрольной комнаты ПЗК, прохождение звука сквозь стенки автофургона можно было рассматривать в качестве некоего эквивалента звукопоглощению внутри него. Базовая конструкция автофургона обеспечивала звукоизоляцию изнутри наружу около 30dB, а средства внутреннего акустического контроля добавили бы к этому ещё 10dB. Опыт подсказывал, что этого вполне достаточно для решения большинства тех задач, для которых ПЗК предназначен, поскольку передвижные звукозаписывающие комплексы редко используются в таких ситуациях, когда они являются наиболее значительными источниками шума. Звучание контрольных мониторов внутри ПЗК на уровне в 90dBA выдавало бы уровень звукового давления (SPL) от 45dBA до 50dBA на расстоянии трёх метров от автофургона. Опять же, из опыта, можно сказать, что нечасто запись будет осуществляться в таких условиях мониторинга, но даже в этом случае данный уровень утечки звука вряд ли будет кому-либо мешать; с другой стороны, маловероятно, чтобы во время записи уровень звучания мониторов превышал бы 100dB, что, естественно, увеличило бы уровень утечки звука. После должного рассмотрения указанных моментов было принято решение: не усиливать более звукоизоляцию ПЗК. В противном случае это, во-первых, привело бы к уменьшению полезной площади контрольной комнаты и, во-вторых, могло бы привести к увеличению уровня звуковых отражений вовнутрь комнаты. Именно такой эффект наблюдался от гипсокартонной панели в первом ПЗК Manor Mobile.

С точки зрения внутренней акустики, предпочтительнее было использование лёгкой, хорошо демпфированной оболочки, поскольку вся площадь поверхности трёх стен и потолка должна использоваться для звукопоглощения. Если учесть тот фактор, что некоторые из наиболее низких частот будут проходить наружу, то это акустически довольно эффективно «увеличивает» помещение на низких частотах, что делает комнату в акустическом плане намного больше, чем она есть на самом деле. Помните, что в области 30-ти герц порог слышимости равен примерно 65dB SPL. Превышение этого уровня на пять-десять децибел представляет собой тот уровень, который законодательно ограничивается некоторыми странами, и на превышение которого могут подаваться жалобы. Так что звукоизоляционная оболочка нашего ПЗК, обеспечивающая потери на этих частотах на уровне 20dB, и в этом случае позволяет осуществлять мониторный контроль на уровне в 95dBA SPL совершенно безнаказанно. Кроме того, если учесть, что в конечном итоге мониторы расположены всего лишь на расстоянии 1,2 метра от позиции прослушивания, то уровень мониторинга в 100dBC является до невозможного громким. Бессмысленным выглядит стремление добиваться большей звукоизоляции, чем это необходимо на самом деле. Это увеличивает общий вес, что не идёт на пользу мобильному ПЗК. А уменьшение количества звуковой энергии, возвращающейся назад в контрольную комнату ПЗК, способствует минимизации акустического хаоса и улучшению звучания мониторов.

Соображения по поводу выбора и установки пульта

Ширина 56-канального микшерного пульта была всего лишь на 5 сантиметров меньше внутренней ширины автофургона. Поэтому с целью экономии пространства возможной была только частичная акустическая обработка нижней половины боковых стен, иначе было бы невозможно вмонтировать микшерный пульт на своё место. Нижняя часть боковых стен (от пола и на высоту одного метра) была оклеена ковролином. В любом случае эта часть стен оставалась практически невидимой, так как в последующем они закрывались деревянными рэками под приборы, а также корпусами аналоговых и цифровых магнитофонов. Верхняя часть боковых стен была свободной от установки любого оборудования или прочих акустических преград. Здесь устанавливались звукопоглотители мембранного типа, структура которых показана на рисунке 3. Конструкция этих поглотителей представляла собой каркас из деревянных брусков толщиной 5 сантиметров, который тянулся вдоль боковых стен на расстояние 2,5 метра от фронтальной стены. Пятисантиметровые полости между брусками внутри деревянного каркаса заполнялись войлоком или материалом, известным как А1, который является пожаробезопасным и имеет плотность 40кг/м3. После этого деревянный каркас покрывался слоем материала PKB2 плотностью 3,5 кг/м2, который представляет собой гидробит (еврорубероид), покрытый слоем материала А1 или войлока. Вся эта система фиксировалась деревянной рамкой, которая в свою очередь была обтянутой декоративной стрейчевой тканью.

Эта конструкция звукопоглотителя мембранного типа весьма эффективна на низких частотах, а верхний двухсантиметровый слой войлока эффективно поглощает высокие частоты. Учитывая их расположение в транспортном средстве по отношению к развороту контрольных мониторов, звуковая энергия мониторов поступает на боковую поглощающую систему под углом (по касательной), что способствует увеличению степени поглощения ими звуковой энергии. Их первичная цель состоит в предотвращении ранних боковых отражений звука, которые наиболее сильно влияют на ясность мониторинга, а также способствуют достижению более полного контроля низких частот в ПЗК. Дополнительная система звукопоглощения улучшает также звукоизоляцию боковых стен автофургона.

Оставалось решить проблему, что делать с задней стеной контрольной комнаты. Именно она является, как правило, самой тяжёлой, критичной и трудоёмкой поверхностью любой контрольной комнаты.

Звукопоглотительная система задней стены ПЗК

Из рисунка 1 можно понять, что между входной дверью в боковой стене и передней стеной автофургона (которая является задней стеной контрольной комнаты) расстояние около 60-ти сантиметров. В идеале, с точки зрения акустики, эта стена должна быть на 100 процентов звукопоглощающей во всём диапазоне частот, что помогло бы добиться наиболее однородного звучания по всей площади контрольной комнаты. В большинстве ПЗК именно эта стена порождает самые большие проблемы в низкочастотных характеристиках при расположении слушателя в позиции прослушивания, ибо она наиболее подвержена тому, чтобы порождать стоячие волны в осевой направленности контрольной комнаты. Как обычно и случается при конструировании ПЗК, основная проблема заключалась в том, что с одной стороны, для устройства всех необходимых акустических звукопоглощающих конструкций требовалось пространство, а с другой стороны, на этой же площади требовалось устанавливать всё необходимое оборудование. В заводской конструкции этого автофургона на этом месте была установлена 24-вольтовая система подзарядки и управления, а также была система управления кондиционированием воздуха. Работа по перемещению и перекоммутации заново всех этих систем могла стать для нас очень трудоёмкой задачей, поэтому, в общем, было решено оставить всё на своих старых местах. Кроме того, оставался ещё неясным вопрос: где же нам лучше всего разместить коммутационное поле?

Рисунок 4а. Конструкция задней стены контрольной комнаты ПЗК Рисунок 4b. Конструкция задней стены контрольной комнаты ПЗК (вид сверху)

Рисунок 4а. Конструкция задней стены контрольной комнаты ПЗК. Рисунок 4b. Конструкция задней стены контрольной комнаты ПЗК (вид сверху)

Не забывая обо всём этом, многоэлементная звукопоглотительная система монтировалась в задней части контрольной комнаты, максимально используя 60-сантиметровое пространство между дверью и передней стеной автофургона. Конструкция этой системы показана на рисунках 4a и 4b. Внутри этого 60-сантиметрового пространства внутренние поглотители задней стены, боковых стен и пола представляли собой поглотители мембранного типа, которые аналогичны поглотителям, установленным в верхней части основных боковых стен. Сзади микшерного пульта в стене был смонтирован открытый деревянный каркас, который предназначался для установки в нём 24-вольтовых систем питания и подзарядки, а также системы кондиционирования. Они были установлены соответственно в левом верхнем и в правом верхнем углах. Поскольку коммутационное поле, в сущности, представляло собой массу сквозных отверстий, оно не расценивалось нами как объект с большими отражающими свойствами, поэтому мы решили установить его в центральной части каркаса. С одной стороны, это было удобно и эргономично; с другой стороны, коммутационное поле находилось прямо над коробом с кабелями, что было очень практично. Кроме того, к коммутационному полю был удобный и свободный доступ с позиции инженера, сидящего за пультом.

Оставшееся свободное место было использовано под установку звуковых ловушек. Небольшая ниша, расположенная над коммутационным полем, между системой кондиционирования воздуха и системой питания и подзарядки, была оснащена десятью небольшими подвешенными панелями-прямоугольниками из материала PKB2, которые были развёрнуты под углом приблизительно 30 градусов к направлению распространения звуковой волны. Большие ниши, которые оставались соответственно в левом и правом нижних углах, были оснащены пятью панелями каждая, которые располагались одна от другой на расстоянии 12 сантиметров. Панели вставлялись в заранее подготовленные пазы в деревянном каркасе и поддерживались 10-сантиметровым слоем пенорезины. Угол их установки относительно осевой линии автофургона составлял примерно 30 градусов, и направление панелей в одной нише являлось зеркальным отражением направлению панелей во второй нише. Панели были сделаны из 10-милиметровой фанеры. С одной стороны они были покрыты материалом LA5 (гидробитом, еврорубероидом – А.К.) плотностью 5 кг/м2, который хорошо гасит собственные резонансы панелей. Затем с обеих сторон панели оклеивались материалом А1 (войлок, минералвата определённой плотности – А.К.). Таким образом, звукопоглотительная система задней стены в целом состояла, во-первых, из панельных поглотителей, представляющих собой звукопоглощающие волноводы, которые «эффектом лабиринта» преломляли приходящие звуковые волны и, во-вторых, из звукопоглотителей мембранного типа, которые располагались сразу за ними. Большое коммутационное поле вместе с массой находящихся под ним кабелей даже помогало в достижении общего звукопоглощения и диффузии.

Дробление частот

Действие этого типа широкополосной звукопоглощающей системы можно представить следующим образом. Частоты ниже 80-ти герц или около этого в значительной степени поглощаются внутри ПЗК, часть их проходит сквозь стенки автофургона и уже не возвращается. Проникновение звука из автофургона на уровне 70dB SPL могло бы быть неприемлемым внутри какого-нибудь помещения, но на открытом воздухе или улице этот звук вообще потеряется в фоновом шуме и вряд ли будет представлять собой фактор, вызывающий чьё-либо волнение или возмущение. Уровень звукового давления будет также быстро уменьшаться с увеличением расстояния от транспортного средства, поскольку на открытом пространстве звуковые волны распространяются свободно. Частоты в диапазоне от 50-ти 200 герц в значительной степени поглощаются звукопоглотителями мембранного типа, а также самой структурой стен автофургона. Звуковые волны в диапазоне от 200 до 500 герц эффективно поглощаются панельными поглотителями 130 х 50 сантиметров, установленными на задней стене, которые в нашем случае покрыты с обеих сторон войлоком. Сами звукопоглощающие волноводы, которые образуются в пространствах между панелями, впитывают в себя в значительной степени и частоты свыше 500 герц.

Рисунок 5

Рисунок 5

Поворотные панели, которые формируют звукопоглощающие волноводы на задней стене, также увеличивают эффективность работы расположенных за ними поглотителей мембранного типа. Во-первых, они способствуют тому, чтобы звуковые волны поступали на поглотители мембранного типа не перпендикулярно, а под углом, что увеличивает их звукопоглощающие свойства. Во-вторых, панельные поглотители препятствуют возврату отражённого ослабленного звука в позицию прослушивания. Недавняя работа Алистера Уолтера (Alistair Walter), выполненная в Институте Исследования Звука и Вибраций (Саутгемптон, Великобритания) наглядно демонстрирует эффективность работы таких волноводов в зависимости от угла разворота панелей.

На этом этапе мы уже имели акустически управляемое помещение, но у нас всё ещё оставалась проблема с выбором мониторов. Мы нуждались в высококачественной небольшой мониторной системе, способной создавать звуковое давление 110dBC и которая бы подходила для мониторинга на довольно близком расстоянии.

Исходя из реальных условий, размеров автофургона и практических соображений мы решили, что микшерный пульт должен размещаться поперёк ширины автофургона и находиться как можно более близко к фронтальной стене. В итоге у нас получилось расположение, когда расстояние от инженера до боковых стен было по одному метру, а расстояние от ушей инженера до пола и до потолка – тоже примерно по одному метру. Перпендикулярное расстояние от позиции прослушивания до условной линии, соединяющей центры двух мониторов, также составляло приблизительно один метр. Общепринятые рекомендации при проектировании студий требуют от мониторов возможности достижения в позиции прослушивания уровня примерно 105-110dBC, и такое звучание было вполне приемлемо для серьёзных работ по сведению музыкального материала для компакт-дисков.

Рисунок 6а

Рисунок 6а

Если бы мы поместили громкоговоритель в конце большой закрытой трубы, то было бы очень непросто добиться более-менее приличного его звучания. Мобильным ПЗК многие годы досаждают в чём-то схожие проблемы. Первая проблема заключается в близком расположении боковых стен друг от друга. Учитывая тот факт, что размеры передней стенки всего лишь два на два метра, это очень небольшое пространство для достижения адекватного стереоразделения, поэтому мониторы вынужденно размещаются как можно ближе к боковым стенам. Но здесь нас поджидает неприятный «сюрприз». На высоких частотах, на которых длина волны меньше почти вдвое расстояния от центра громкоговорителя до боковой стены, могут начать интенсивно генерироваться т.н. «гребёнчатые» искажения за счёт отражений от боковых стен. В действительности возможны даже большие расстройства звучания. Отражения от боковых стен могут производить серьёзный «смазывающий» эффект, «размывая» таким путём стерео образ не только из-за кажущегося перемещения фантомного образа вследствие дополнительных боковых отражений (наподобие эффекта «зеркальной комнаты»), но также и потому, что из-за близости стен первые отражения будут возвращаться к слушателю примерно за 0,7 миллисекунд, что быстрее времени ощущения эффекта Хааса (эффекта задержки). А это означает, что такие отражения могут быть губительными для ясности восприятия и деталировки стереообраза, поскольку эффект задержки не работает, т.е. первые отражения от стен из-за быстроты возвращения воспринимаются мозгом не как отражения, а как окраска основного звука.

Решение этой проблемы состоит в том, чтобы на участке боковой стены в непосредственной близости от мониторов разместить эффективную систему звукопоглощения. Поглотитель должен быть эффективным с верхних частот и, по крайней мере, до той самой нижней частоты, которая будет иметь такую длину волны, при которой она, отражаясь от боковой стенки, возвращается в позицию прослушивания в фазе. Так как различие в распространении звука по прямой и по отражённой траектории составляет около 30 сантиметров, это означает, что звукопоглотители в этом месте должны быть эффективными с верхних частот и вниз до частоты 300 герц или около этого. Добиться этого в условиях небольшого помещения обычными методами довольно сложно, но в этой ситуации нам может прийти на помощь геометрия, что наглядно продемонстрировано на рисунке 5. Здесь показано, что мониторы встроены во фронтальную стену таким образом, что звукопоглотители, расположенные на боковых стенах, могут возвращать к позиции прослушивания остатки того звука, который исходит от громкоговорителя на угловом расстоянии 50-60 градусов от его осевой направленности. Эффективность работы звукопоглотителя определяется силой отражённых звуковых волн. Из-за того, что ширина контрольной комнаты в ПЗК жёстко лимитирована, устройство в боковых стенах громоздких звукопоглотительных систем проблематично. Правда, в этой ситуации мы ещё можем оперировать близостью расположения инженера к мониторам, но об этом – дальше.

Мониторинг на близком расстоянии

При проектировании и конструировании ПЗК подобного типа размещение позиции для прослушивания неизбежно будет в непосредственной близости к мониторам. На таких незначительных расстояниях не могут использоваться большие мониторные системы, потому что в геометрическом смысле позиция для прослушивания оказывается в т.н. «ближнем поле». На незначительном расстоянии все мониторы, состоящие из нескольких громкоговорителей, находятся в «ближнем поле», в котором их громкоговорители, воспроизводящие различные частотные диапазоны, воспринимаются как отдельные источники. Такого эффекта не имеют разве что громкоговорители коаксиальной конструкции. В самом начале мы предполагали, что оптимальным техническим решением этой проблемы будет как раз применение мониторов с громкоговорителями коаксиальной конструкции. Но владельцы ПЗК выражали неудовлетворение звучанием мониторов с коаксиальными громкоговорителями, которые в тот момент были доступными на рынке, а также их мощностными характеристиками. Поэтому мы остановились на решении использовать пару мониторов Quested Q405s, которые тогда существовали ещё только в форме опытных экземпляров. По форме они представляли собой некий гибрид, поддерживающий как концепцию d’Appolito, так и концепцию коаксиальных громкоговорителей. Кроме того, они были также достаточно компактными, что должно было помочь избежать вышеупомянутых «проблем ближнего поля», при которых различные громкоговорители одного и того же монитора из-за близости расположения к слушателю воспринимаются как различные источники.

Рисунок 6b

Рисунок 6b

На частоте кроссовера, которая составляет 1,4kHz, работают все пять громкоговорителей, а слегка удлинённый квинкункс (квинкункс – расположение элементов по углам квадрата с пятым элементом в центре; в нашем случае – это размещение по углам монитора низкочастотных громкоговорителей с размещением твиттера в центре – А.К.) гарантирует разумную симметричную горизонтальную и вертикальную направленность. Конечно, если слушатель находится под углом 40 или 50 градусов в горизонтальной плоскости относительно оси излучения монитора, то различия в расстояниях до самой близкой и самой далёкой пары низкочастотных громкоговорителей могли создавать некоторые фазовые проблемы. С другой стороны, отклонение от оси излучения монитора в вертикальной плоскости на тот же угол создало бы большие фазовые проблемы, так как нижние и верхние пары низкочастотных громкоговорителей расположены более обособленно, чем пары левых и правых низкочастотных громкоговорителей. Но вряд ли нам грозили такие проблемы. Габариты автофургона исключали такие перемещения слушателей, при котором их отклонение от осевого излучения мониторов превышало бы 20 или 25 градусов. Этот факт проиллюстрирован на рисунке 6. На этом же рисунке показано подавление звука в области частоты раздела кроссовера при изменении полярности высокочастотного громкоговорителя. Это делалось при испытаниях преднамеренно. На рисунке проиллюстрированы изменения звука при работе всех пяти громкоговорителей, проведённые в четырёх различных местах в рабочей области контрольной комнаты ПЗК. Подавление частот в этой области и, следовательно, интерференционная картина остаются замечательно постоянными, с чёткими крутыми краями. Если бы фазовые проблемы, возникновение которых возможно при использовании мониторов с несколькими громкоговорителями, приводили бы к «замазыванию» сигнала, то при подключении твиттера в противофазе мы бы не увидели такого чёткого подавления частот на частоте раздела кроссовера по всему помещению. По этой причине можно сделать вывод, что возникновение потенциальных фазовых проблем при использовании мониторов с несколькими громкоговорителями может происходить только при таких углах прослушивания, которые выходят за рамки данного автофургона, а это значит, что дальнейшее обсуждение возможности возникновения таких проблем в нашем случае – неуместно.

Направленность и общая мощность

Большинство громкоговорителей, разработанных для использования в обычных контрольных комнатах в свободностоящем положении, после своей установки имеют гладкую амплитудную характеристику в осевой направленности. Из-за круговой направленности низких частот, начиная от 300Hz и ниже, полная мощностная характеристика стремится к увеличению по мере того, как понижается частота и расширяется диаграмма направленности при её излучении. Если низкие частоты распространяются во всех направлениях, в то время как распространение высоких частот происходит в более узком секторе, то ясно, что для поддержания требуемого уровня низких частот по всему осевому направлению необходима большая мощность излучения именно этих частот. Однако из-за наличия большого количества звуковых отражений внутри помещения концепция гладкого звучания в осевой направленности от свободностоящих громкоговорителей в обычном помещении, как правило, не работает. В случае, который мы сейчас обсуждаем, громкоговорители были установлены в твёрдой мониторной стене, которая ограничивала угол распространения низких частот, направляя их в позицию для прослушивания и создавая, таким образом, повышение уровня низких частот в осевой направленности, начиная с частоты примерно 250Hz и ниже. По причине разнообразия способов установки мониторов (могут быть свободностоящие мониторы, а могут быть и вмонтированными в стену) изготовители многих активных мониторных систем обеспечивают их регулировками уровня низких частот и прочими подобными устройствами.

Рисунок 7

Рисунок 7

Обычные помещения также предполагают больший угол распространения звуковых волн от мониторов в горизонтальной и в вертикальной плоскостях. Но узкие размеры обсуждаемого нами автофургона плюс относительно низкая степень звукопоглощения низких частот стенами, полом и потолком приводят нас к такой ситуации, когда корпус автофургона начинает работать наподобие бочки или закрытой с одного конца трубы. В результате этого увеличивается сопротивление низкочастотному излучению мониторов, что тянет за собой увеличение выходной мощности усилителей и ещё большее повышение выходного сигнала. Данный эффект можно отчётливо наблюдать на рисунке 7. Однако это усиление отнюдь не обеспечивает полезного увеличения запаса мощности. В конечном итоге увеличенная повышенная нагрузка от сопротивления помещения сразу же, таким образом, приводит увеличению чувствительности громкоговорителей. Природа этого явления и характер возникновения искажений не такие, как в случае с минимальными фазовыми задержками, возникающими в тех случаях (как уже описывалось выше), когда отражения, проходящие больший путь, объединяются с прямым сигналом «не в фазе». Поэтому в этом случае ситуацию действительно можно исправить обычным электрическим эквалайзером. В этих случаях коррекция амплитудной характеристики, как правило, также приводит к корректированию фазовой характеристики, соответственно улучшая и временную характеристику. Корректирующая эквализация с целью снижения уровня звучания на низких частотах увеличит наш запас по мощности на ту же величину. Этот важный фактор нужно учитывать при попытке использовать наименьшие из доступных мониторов для обеспечения требуемых 110dBC на выходе на растоянии в один метр от слушателя. Помните, большие мониторные системы вообще исключались из-за нерешаемости проблемы геометрического ближнего поля.

Подключение субвуфера

Вышеупомянутая система мониторного контроля не могла претендовать на полноценную «отработку» низких частот, поэтому для расширения диапазона воспроизводимых частот от 70Hz и ниже решено было использовать дополнительную субвуферную систему. В принципе я не склонен к использованию отдельных субвуферов в стерео системах для достижения более точного прослушивания, но в этом случае существовали специфические обстоятельства, которые не только требовали их использования, но также и позволяли его без обычных ограничений, которые, как правило, встречаются при установке суб-вуферных систем. Громкоговоритель субвуфера должен быть расположен в пределах расстояния, соответствующего четверти длины волны на частоте раздела кроссовера основной стерео пары мониторов. Действительно, если бы предполагалось использование пары субвуферных громкоговорителей, они бы также, неизбежно в этом случае, располагались бы в пределах четверти длины волны друг от друга, и поэтому работали бы как акустически связанная пара моно сигналов. В этом случае, так или иначе, эти два субвуфера работали бы, как один. Выгода от экономии места при использовании одного 15-дюймового низкочастотного динамика намного перевешивала любые акустические недостатки, а также давала преимущество из-за уменьшения низкочастотной вариабельности панорамированных образов. Громкоговоритель субвуфера озвучивает комнату так же, как озвучивал бы «нашу трубу».

Поскольку помещение было довольно-таки звукопоглощающим, в том числе и на низких частотах, возможность возникновения любых гармонических резонансов была бы очень незначительной. Кроме того, в столь маленьком помещении единственным значительным резонансом, который мог бы возбуждаться в частотном диапазоне работы субвуфера, был бы первый отклик в осевой направленности от фронтальной стены к задней на частоте примерно 57 герц, ниже которой звучание в зоне давления будет в конечном итоге очень плоским. Использование субвуферного громкоговорителя в комплекте со своим кроссовером также предохраняло пару основных мониторов от чрезмерной перегрузки их низкочастотными составляющими звукового сигнала, что повышало их надёжность при работе на высоких уровнях громкости и высвобождало их для более эффективной работы с более высокими частотами. Ещё более важным является то, что в случае необходимости звучание может быть выровнено электронным способом без каких-либо негативных последствий, поскольку зона давления представляет полностью минимальный фазовый ответ. Для тех, кто не знаком с понятием «зона давления», рассказываю: это звуковой частотный диапазон, который находится ниже частоты самого низкого комнатного резонанса. Самый низкий комнатный резонанс определяется половиной длины волны, которая ещё может помещаться вдоль контрольной комнаты и приводить ещё к возникновению резонанса (самого низкого). На частотах ниже этой резонансы уже не возникают, а давление в помещении на этих частотах соответственно повышается и падает в соответствии с движением диффузора громкоговорителя. Поэтому на этих частотах звучание во всей комнате равномерное.

Уместность эквализации

В действительности, предсказать точные звукопоглощающие характеристики мобильного ПЗК практически невозможно. Эта проблема слишком сложна, ибо изначально практически ничего не известно об акустических свойствах автофургона. Однако по причинам всего описанного выше мы могли быть уверенными в том, что в ПЗК, который обсуждается в этой статье, минимальные фазовые проблемы практически не будут оказывать влияния на точность звучания мониторной системы, так что эмпирический метод в оценке серьёзности существующих проблем и выбор требуемых корректирующих мер были вполне адекватны.

Рисунок 8

Рисунок 8

После установки и настройки мониторной системы на неё был подан «розовый» шум, после чего были сняты показания с обычного спектроанализатора. В хорошо заглушенных помещениях с коротким временем затухания и минимальным количеством и силой отражений эта технология является жизнеспособной. Для того чтобы слегка подправить звучание мониторов ещё до того, как мы приступили к тестовому прослушиванию, использовался высококачественный многополосный параметрический стерео-эквалайзер. Эквалайзер настраивался совместно с группой инженеров звукозаписи на хорошо знакомом им музыкальном материале до тех пор, пока они не нашли субъективно удовлетворяющего звучания. Впоследствии коррекция эквалайзером была настолько минимальной, что звучание мониторов после эквалайзера и до него практически ничем не отличалось. После этого мониторная система была готовой для проведения заключительных испытаний на предмет приемлемости своих звуковых рабочих характеристик.

 -

-

Следующим этапом испытаний была запись розового шума на DAT с выхода эквалайзера. После записи лента была отдана на анализ, а вдобавок к ней был приложен график настройки эквалайзера. Одну копию мы послали в фирму Quested Monitoring System, где должны были изготовить карту эквализации, соответствующую этим характеристикам. В их системе использовался кроссовер фирмы BSS, модифицированный под специфические особенности мониторов Quested. Этот эквалайзер оказался полезным ещё и тем, что он позволял вставлять специальные платы (карты) эквализации. Поэтому в наших обстоятельствах эта система была очень хорошим выбором.

Результаты

 -

-

Передняя часть контрольной комнаты показана на фотографии. Субвуферная система немного видна из-под края микшерного пульта. Звучание законченной мониторной системы в контрольной комнате оказалось весьма похвальным, особенно если учесть то, что она находилась в автофургоне. Некоторые неровности звучания в области 500Hz были вызваны отражениями от верхней панели микшерного пульта, что неизбежно в таких ситуациях. Импульсная характеристика системы показана на рисунке 8. На рисунке мы видим, что высокочастотный громкоговоритель откликается на пол-миллисекунды раньше низкочастотных громкоговорителей, а задержка в ответе суб-вуфера составляла ещё три миллисекунды. В качестве субвуфера использовался Quested VS115, установленный под микшерным пультом примерно в полуметре перед основными мониторами. В субвуфере VS115 используется кроссовер с крутизной спада 12dB на октаву на частоте 38Hz, который, начиная с этой частоты, плавно вводит в работу нижний диапазон основных мониторов Q405s. В конечном итоге, плавное нарастание мощностных характеристик основных мониторов заканчивалось где-то на частоте 250 герц. Звучание в этой области выравнивалось эквалайзером так, чтобы всё-таки львиную долю низких частот «тянул» субвуфер, что позволяло подавать на основные мониторы ещё меньше низких частот. И в этом был смысл, так как из-за существования ограничений хода диффузоров пятидюймовых громкого-ворителей эти частоты нельзя было бы усилить до такого уровня, чтобы они при воспроизведении звука на частоте 60 герц могли бы обеспечить уровни звукового сигнала, которые были бы достаточными для мониторинга в районе 85dBC. В этом специфическом случае использование субвуфера возможно было единственным выходом из ситуации, когда требовалось достижение ровных характеристик в широком частотном диапазоне на уровне в 100dBC.

 -

-

Конечно, кроссоверы с крутизной спада 12dB на октаву не могут в одно и то же время правильно обращаться с амплитудой и фазой сигнала, и по этой причине я как правило избегаю их использования в своих инсталляциях. Но Роджер Квэстед (Roger Quested) решился на использование их в своих субвуферных системах только после длительных настроек и испытаний по результатам прослушивания, поэтому они вполне подходили для этой цели. Субвуфер имеет переключатель полярности, а также регулируемый контроль фазы. В этом случае переключение фазы и последующее её смещение ещё на 90 градусов производят самую ровную амплитудную характеристику, но фазовая несогласованость приводила к погрешностям временных характеристик. На такие компромиссы приходится идти при использовании субвуферов, и это – основная причина того, почему я обычно стараюсь избегать их использования при создании условий максимально честного мониторинга, но это уже совсем другая история. Как бы то ни было, но, в общем, звучание мониторов было удивительно однородным, если мы рассматриваем стартовые условия функционирования ПЗК. В итоге «настройка» контрольной комнаты ПЗК оказалась даже лучше настройки аналогичных, самых маленьких стационарных контрольных комнат.

Выводы

 -

-

ПЗК Banzai оказался, очевидно, более совершенным, чем мой первый ПЗК Manor Mobile в плане мониторного контроля и акустического дизайна, хотя звукозаписывающий тракт обоих ПЗК не имел значительных различий. Хотя цифровые системы управления и общая надёжность за прошедшее время получили большое развитие, тракт прохождения сигнала от микрофона до магнитофона остался практически тем же. Однако в плане акустики и мониторного контроля интересно сравнить то, что может быть сделано сейчас с тем, что могло быть сделано в 1973 году:* Сейчас мы знаем намного больше об психоакустических особенностях мониторного контроля, поэтому при проектировании мы можем учитывать значительно больше факторов.

  • Важность точной и честной передачи прямого сигнала сейчас осознаётся намного лучше, поэтому нужно больше внимания уделять тому, чтобы он приходил в целости и сохранности (нетронутым).
  • Намного лучше осознаётся всеми важность взаимодействия громкоговорителя с помещением, и бредовые мысли об эквализации звучания мониторов с целью компенсации внутрикомнатных отражений всё реже приходят в голову.
  • Специализированный акустический «мёртвый слой» (гидробит, еврорубероид – А.К.), который широко использовался в ПЗК Banzai, в начале 1970-х был недоступен.
  • Системы звукопоглощающих ловушек для задних стен в то время только зарождались и никогда не применялись в мобильных ПЗК.
  •  -

    -

    Это было время, когда ещё не была разработана концепция «бессредных» помещений; до разработки этой концепции было ещё более 10 лет.

  • 25 лет назад не существовало ещё небольших, но высокомощных громкоговорителей.
  • В то время ещё не был обобщён опыт комбинирования разных способов и методов акустического контроля, что на ПЗК Banzai уже могло использоваться.
  • Высококачественные тонкие микшерные пульты «Slimline», наподобие использовавшегося в Banzai пульта Euphonix, также были недоступны.

Мой первый ПЗК Manor Mobile по состоянию на 1973 год был, вне всякого сомнения, моей лучшей работой. Сейчас, по прошествии времени, легко оглядываться назад и думать «эх, если бы…», но вышеперечисленные девять пунктов аргументировано доказывают, что 25 лет назад ещё не было предпосылок, чтобы сделать лучше, сделать так, как можно сейчас. Это было увлекательным приключением.

ССЫЛКИ

1. Newell, Philip R., Holland, Keith R., ‘A Proposal for a More Perceptually Uniform Control Room for Stereophonic Music Recording Studios.’ Presented at the 103rd AES Convention, New York, (1997). Preprint No 4580

2. Newell, Philip R., ‘Studio Monitoring Design’. Focal Press (1995).

3. Newell Philip R., Holland, Keith R., Hidley Tom, ‘Control Room Reverberation is Unwanted Noise’. Proceedings of the Institute of Acoustics, Vol 16, Part 4, pp365-373, (1994)

4. H Haas, The Influence of a Single Echo on the Intelligibility of Speech. Journal of the Audio Engineering Society, 20, page 146 (1972).

CA Poldy, Loudspeaker and Headphone Handbook. Ed. J Bоrwick. Page 529. Focal Press, Oxford, UK (1994).

Статья опубликована в журнале «Install Pro», №18-19 (4/5-2002)

Перевод и техническое редактирование Александра Кравченко

Popularity: 9% [?]

Рассказать другим:
Digg Google Bookmarks reddit Mixx StumbleUpon Technorati Yahoo! Buzz DesignFloat Delicious BlinkList Furl

Отзывов нет к “Banzai Tale – новый передвижной звукозаписывающий комплекс”

Ваш отзыв:

Имя (обязательно):
Почта (обязательно, не публикуется):
Сайт:
Сообщение (обязательно):
XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Spam Protection by WP-SpamFree