Влияние спикер-кабеля…

В бытность мою звукоинженером и руководителем студии AFS, один из друзей-аудиофилов пригласил меня к себе в гости. Естественно, разговор зашёл о музыке. Мой друг убеждал меня, что звучание его акустических систем зависит от типа кабеля, которым они подключаются к усилителю мощности. Возможно, в силу некоторого снобизма я всегда воспринимал подобные разговоры, как чепуху. Но чтобы не обидеть своего товарища, согласился поучаствовать в эксперименте. И случилось то, чего я никак не ожидал. Я не верил своим ушам, но различия в звучании действительно были! Объяснить это явление я никак не мог. Найти какую-то информацию, аргументировано объясняющую это явление, мне тоже не удавалось. Одно могу сказать точно: с тех пор моё отношение к аудиофилам перестало быть насмешливо-высокомерным. За прошедшее время было ещё несколько похожих случаев, которые укрепили меня во мнении, что аудиофилы имеют право на свою точку зрения, а нам – людям работающим в про-аудио – к этому мнению следует прислушиваться.

В предлагаемом вашему вниманию отчёте речь пойдёт о тестировании спикер-кабелей

Александр Кравченко


Вокруг темы применения нагрузочных кабелей действительно постоянно разгораются самые горячие дискуссии. Существует много очевидных свидетельств того, что разница в звучании при применении различных типов нагрузочных кабелей является вполне слышимой и осязаемой. Тем не менее, твёрдых научных доказательств этого феномена не существовало. Иными словами, не хватало доказательств, которые бы как-то связывали осязаемые различия в звучании с различиями каких-либо характеристик в ходе исследований. Цель этого отчёта заключается в том, чтобы доказательно представить повторяющиеся и очевидные свидетельства различий эксплуатационных характеристик кабелей и связь между этими различиями и различиями в субъективном восприятии музыкального материала при прослушивании опытными экспертами, а также выявить возможное влияние спикер-кабелей на воспринимаемую нами «прозрачность» звучания высококачественных студийных мониторных систем.

Если быть более точным, то этот отчёт касается применения спикер-кабелей для использования их с высокочастотными громкоговорителями и того, как изменение типа кабеля (по сравнению с обычным спикер-кабелем) может привести в результате к улучшению звучания. Предлагаемые к использованию кабели могут быть даже дешевле, чем те спикер-кабели, которые большинство людей считает наиболее подходящими для использования с громкоговорителями. Будет чётко и ясно продемонстрирована связь между воспринимаемым звучанием и измеренными эксплуатационными показателями этих кабелей. Будут исследованы линейные и нелинейные характеристики, временные характеристики и влияние окружающей среды, в частности, электромагнитных явлений. Будут также представлены интересные свидетельства, касающиеся изменений «поведения» эксплуатационных характеристик нагрузочных кабелей соответственно с реактивной и резистивной нагрузкой.

Филип Ньюэлл

ВЛИЯНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ТИПОВ КАБЕЛЕЙ НА ЭКСПЛУАТАЦИОННЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ВЫСОКОЧАСТОТНЫХ ГРОМКОГОВОРИТЕЛЕЙ

Филип Ньюэлл, консультант по акустике, Moãna, Испания;

Сержио Кастро, компания Reflexion Arts SL, Виго, Испания;

Мигель Руиз, инженер-электронщик, компания Reflexion Arts SL, Виго, Испания;

Кейт Холланд, ISVR, Саутгемптонский университет, Великобритания

Джулиус Ньюэлл, независимый консультант по аудиосистемам, Блэкберн, Великобритания.

Предисловие

Вот уже около 30-ти лет модной темой для дискуссий является вопрос о влиянии спикер-кабелей на достоверность звучания при прослушивании воспроизводимого громкоговорителями музыкального материала. Тем не менее, несмотря на все те успехи, которых во всём мире добилась промышленность, специализирующаяся на разработке и производстве кабелей, полемичность этой темы до сих пор не исчерпана. Например, у Джона Ваткинсона (John Watkinson), известного обозревателя этой проблемы, мы читаем: «Я никогда не замечал различий в конечном звучании в зависимости от того, каким концом кабель подключен к усилителю, а каким – к громкоговорителю». «Я всегда умышленно меняю направление кабеля и до сих пор ожидаю кого-либо, кто смог бы указать на мою ошибку»1. В то же время Бен Данкен (Ben Duncan) говорит о том, что в действительности при обнаружении многих бескомпромиссных объективностей мы предпочитаем отрицать их существование, предпочитаем отрицать возможность каких либо «ненормальных» явлений вместо того, чтобы разобраться в проблеме и выполнить какие-то исследовательские работы. Другими словами, вместо того чтобы выяснить, почему кабели имеют отличия и в чём они заключаются, мы часто говорим, что коль проводимые измерения никаких различий не подтверждают, значит и различий, которые мы слышим, на самом деле нет, они – кажущиеся.

Трое из авторов этого доклада кроме наличия десятилетий опыта в акустике и электроакустике имеют также многолетний опыт работы в качестве звукоинженеров. Все они также убеждены в том, что слышали различия в звучании при использовании различных спикер-кабелей в такой степени, что эти различия были слышимыми, хотя эти эффекты и были обычно едва уловимыми. Следует заметить, что все эти годы они в основном работали не на экстравагантном hi-fi оборудовании, а на номинально профессиональном оборудовании. А коль профессиональная техника является более помехоустойчивой, то это приводило к менее очевидной степени различий в отличие от тех, которые часто обсуждаются в аудиофильной прессе. Описанные далее в этом отчёте исследования потому и были проведены, чтобы попробовать поставить некоторые определённые и повторяемые эксперименты, чтобы продемонстрировать, существуют ли существенные заметные различия, и если это так, то узнать точно, что же приводит к этим различиям.

2. Философские предпосылки для этой работы

Предпосылкой для проведения тестирования, описанного в этом отчёте, была определённая работа, связанная с вводом в эксплуатацию большой студии, владелец которой по профессии был очень успешным продюсером звукозаписи, а по своим увлечениям – аудиофилом. Ввиду этого предполагалось также и его участие в тестировании в качестве «парочки хороших ушей». После ввода студии в эксплуатацию и во время «притирочного» периода владелец студии сомневался в том, действительно ли правильно были выбраны настройки воспроизведения высокочастотного диапазона на мониторных системах.

Чтобы несколько успокоить его, было предпринято несколько попыток незначительных подстроек пассивных схем кроссоверов, расположенных перед усилителями мощности, к выходам которых были подключены высокочастотные громкоговорители. Но, тем не менее, все эти меры владельца студии не удовлетворяли.

Тогда он предложил попробовать заменить спикер-кабели высокочастотных громкоговорителей, хотя эти громкоговорители были подключены посредством высококачественных кабелей сечением 4 мм2 с проводниками из безкислородной меди, и поставлялись они именно в качестве спикер-кабелей, хотя их длина и была больше 2-х метров.

Будучи несколько озадаченным всем этим, проектировщик мониторной системы (Филип Ньюэлл) вспомнил о прочтении рекомендации в одном аудиофильном журнале по использованию стандартного коаксиального видеокабеля в качестве спикер-кабеля для высокочастотных громкоговорителей и решил, что стоит это попробовать. В данном случае высокочастотные громкоговорители (которые использовались для воспроизведения частот выше 1 кГц) были перекоммутированы и подключены обычными медными коаксиальными кабелями RG59. В производстве этих кабелей использовалась обычная медь, которая не была ни безкислородной, ни линейно-кристаллической. Новые кабели имели длину немногим менее трёх метров.

На протяжении года после указанной замены кабелей от «аудиофильного» владельца студии не было никаких жалоб и нареканий. С того времени таким же образом были модернизированы две существующих студии, а также одна вновь построенная, и персонал всех этих студий был очень удовлетворён звучанием и тем, насколько возросла «прозрачность» высоких частот.

Во всех этих случаях сравнительные измерения характеристик не показывали никаких изменений звучания. Тем не менее, по всеобщему мнению, применение кабеля RG59 способствовало улучшению звучания. С технической точки зрения данная ситуация является довольно-таки необъяснимой. Но не следует забывать и о том, что окончательная оценка успешности или неудачи акустического дизайна любой студии в конечном итоге определяется субъективными мнениями о нём её пользователей. По этой причине проектировщики студий не имеют права пренебрегать этими мнениями, ведь, в конечном счёте, проектировщики работают именно для пользователей, будь-то персонал студий или их клиенты.

3. Подготовка к тестированию

Хорошо известен тот факт, что в акустических системах с высокой разрешающей способностью могут иметь место различия в звучании, связанные с применением разных нагрузочных кабелей. Известно также то, что для обеспечения поддержания высокого коэффициента демпфирования, что особенно важно для точного звучания низкочастотного громкоговорителя, существует потребность удерживать сопротивление и индуктивность кабелей как можно более низкими. Однако мне кажется, что при кабельной разводке в многополосных акустических системах с раздельным усилением мы недостаточно уделяем внимания определённым потребностям и специфике передачи высокочастотных сигналов. Поэтому было решено исследовать те эффекты влияния нагрузочных кабелей на аудиосистемы, которые действительно были слышимыми, чтобы показать эти отличия в хорошо контролируемых условиях. Не правда ли, обсуждаемый случай здесь существенно отличается от неких правил применения нагрузочных кабелей, поскольку вместе с обычными нагрузочными кабелями нами будет тестироваться кабель с относительно высоким сопротивлением (хотя и обладающий низкой индуктивностью), который изготовлен из обычной меди. Однако индуктивность кабеля в этом случае едва ли могла рассматриваться как фактор, который серьёзно влияет на чистоту эксперимента.

Относительные параметры рассматриваемых кабелей приведены ниже в таблице 1.

Казалось бы, что характеристики кабеля могут воздействовать на характеристики звучания по следующим четырём причинам:

  1. Линейные искажения в частотном диапазоне вследствие индуктивности, ёмкости и сопротивления.
  2. Линейные искажения вследствие временных искажений, которые могли возникать из-за отражений в линии.
  3. Нелинейные искажения, возникающие вследствие воздействия электромагнитных волн на радиочастотах, с их последующей инжекцией в аудио схемотехнику.
  4. Нелинейные искажения, возникающие вследствие каких-то изменений во взаимодействии между усилителем и громкоговорителем.

Оборудование для тестирования было настроено таким образом, чтобы «видеть» соответственно воздействие каждой из этих причин. В случаях 1, 2 и 3 использовались поочерёдно кабели длиной 5 и 50 метров. В случае 4 тестировался также кабель длиной 20 футов (6 метров), американского производства.

4. Линейные искажения вследствие индуктивности, ёмкости и сопротивления

Результаты измерений, получаемые соответственно с выхода усилителя мощности и со входа в громкоговорители, записывались на DAT-магнитофон. В тестировании использовалась точно такая же система усилитель/громкоговоритель, как и в вышеупомянутых студиях, в том числе электронный канал кроссовера с частотным диапазоном от 1 кГц до 50 кГц, 50-ваттный канал усилителя мощности класса А Neva Audio (модель Studio II), компрессионный драйвер TAD модели TD2001, нагруженный рупором AX2 фирмы Reflexion Arts. На рисунке 1 показана характеристика обеих каналов DAT-магнитофона, которая подтверждает, что между характеристиками каналов, на которые при тестировании производилась запись с обоих концов спикер-кабелей, не было практически никакой разницы.

Сравнение характеристик двух каналов DAT-магнитофона, который был использован при записи результатов во время тестирования. Эти графики получены при подключении к выходу ненагруженного усилителя. Далее они будут использованы в качестве основных ссылок для следующих рисунков.

На рисунке 2 показаны характеристики, снятые с обоих концов кабеля. Тестировались два типа кабеля длиной по 50 метров каждый. Если бы тестируемые кабели были идеальными совершенными проводниками, то мы бы получили такой же точно график, как и на рисунке 1. На графике из рисунка 2 можно заметить, что спикер-кабель OFC демонстрирует очень малые потери на низких частотах, а заметный эффект фильтра низких частот может быть замечен по постепенному снижению характеристик по мере повышения частоты. И наоборот, коаксиальный кабель RG59 показывает намного большие общие потери из-за своего сопротивления, но очевидно, что эти потери не являются частотно-зависимыми. Очевидно, что на низких частотах, которые воспроизводятся громкоговорителями, подвижные системы которых представляют собой некую управляемую массу, такая степень сопротивления кабеля могла бы серьёзно ухудшать демпинг-фактор. Но на высоких частотах (выше 1 кГц), которые воспроизводятся громкоговорителями с подвижными системами с незначительной массой, демпинг-фактор вряд ли является существенным. Более того, когда пассивный фильтр кроссовера подключается к любой нестабильной нагрузке, изменяющей импеданс в зависимости от частоты, дополнительное серьёзное сопротивление могло бы нарушить частотную характеристику. Но при студийном использовании спикер-кабели делают достаточно короткими, поэтому они не могут иметь такого сопротивления, чтобы из-за этого создавать существенные проблемы. Кривая импеданса громкоговорителя в этом случае будет довольно таки нейтральной и «безобидной». 50-метровая длина кабелей, тестировавшихся в данном случае, была просто необходимой для того, чтобы более выразительно проявить отличия кабелей друг от друга. Конечно же, кабели такой длины не рекомендуются к использованию и не используются в студиях, хотя в системах звукоусиления может быть и такое.

На рисунке 3 показана характеристика кабеля OFC с более приближённой к реальным условиям длиной в 5 метров. На верхнем графике показаны замеры на том конце кабеля, который подключен к усилителю мощности, а на нижнем графике – на том конце кабеля, который подключен к громкоговорителю. Никаких существенных различий между обеими графиками не наблюдается. Это позволяет нам говорить о том, что эффект фильтра низких частот в типичном студийном применении проявляться не будет. При этом графики на рисунке 3 очень похожи на графики, изображённые на рисунке 1.

На рисунке 4 показаны характеристики замеров на концах 5-метрового коаксиального кабеля RG59. Некоторая странность состоит в том, что, как кажется, присутствуют небольшие потери в высокочастотном диапазоне, примерно 1 dB полных потерь из-за дополнительного сопротивления, но такой спад мог быть сугубо измерительным артефактом из-за шага в 1 dB, используемого в этом типе визуального представления результатов измерений.

Похоже на то, что проведённые испытания подтверждают, что в кабелях длиной всего лишь три метра (которые обычно и используются в студиях) потери из-за сопротивления, ёмкости и индукции являются очень незначительными. Предыдущие настройки фильтра кроссовера, которые производились в студии, что уже ранее описывалось в разделе 2, позволяли добиваться намного большего уровня различных вариантов коррекции высокочастотного диапазона, чтобы только из-за этого стоило отдавать предпочтение коаксиальному кабелю RG59.

5. Линейные искажения из-за отражений сигнала

В работе, выполненной в Технической Школе г.Женевы в Швейцарии (Engineering School of Geneva), предполагалось, что отражения внутри кабелей, возникающие вследствие неточного согласования импедансов, могут нарастать, что приводит к проявлению эффекта искажения фронта волны (атаки) импульсных сигналов посредством линейной суперпозиции (наложения, совмещения – А.К.) прямых и отражённых сигналов. Однако эти измерения проводились с импульсными сигналами частотой 10 кГц и на кабелях длиной 100 метров. Но в нашем тестировании, когда применялись только 5-метровые спикер-кабели, этот эффект не мог бы быть проявлен никак.

6. Нелинейные искажения из-за электромагнитных помех

Во время тестирования, ход которого описывался в разделе 4, было замечено, что уровень фоновых шумов на формах волн (при проверке на осциллографе) проявлялся в зависимости от типа кабеля и его длины. Чтобы продолжить исследование этого явления, оба типа кабеля длиной 50 метров были присоединены к усилителю мощности, с одной стороны, и к компрессионному драйверу, с другой стороны. Тестируемые кабели были уложены так, чтобы изменять своё направление трижды (волнообразно, «змейкой» – А.К.), во избежание образования любых петель. Анализатор формы волны был подключен к тому концу 50-метрового спикер-кабеля OFC, который был соединён с выходом усилителя. После этого начиналось наблюдение за формой волны при одновременном прослушивании фрагмента записи соло трубы на приемлемом уровне. Фрагмент формы волны, записанный при прослушивании, показан на рисунке 5.

После этого анализатор формы волны был подключен к тому концу 50-метрового спикер-кабеля, который был соединён с громкоговорителем. На рисунке 6 показана получившаяся в результате форма волны, из чего видно, что она претерпела существенные изменения по сравнению с той формой волны, которая изображена на рисунке 5.

Аналогичное тестирование было также проведено и с 50-метровым коаксиальным видеокабелем RG59, который сначала был подключен традиционно (имеется в виду такой вариант подключения, при котором внутренняя жила кабеля прикручивалась к красной клемме выхода усилителя, а экранирующая оплётка – к чёрной (заземлённой) клемме – А.К.), а затем наоборот, когда экранирующая оплётка кабеля присоединялась к красной клемме выхода усилителя, а внутренняя жила присоединялась к чёрной (заземлённой) клемме. Результаты измерений показаны на рисунках 7 и 8 соответственно.

Из вышеприведённых графиков отчётливо видно, что наиболее чистая форма волны получается в том случае, когда усилитель и компрессионный драйвер соединены коаксиальным кабелем при традиционном (см. редакторскую сноску выше – А.К.) подключении. Хотя уровни напряжений музыкальных сигналов при тестировании были довольно низкими, не следует забывать, что комбинация из компрессионного драйвера TAD 2001 и рупора AX2 имеет чувствительность почти 110 dB (на расстоянии в 1 метр при подаче на вход мощности в 1 ватт). Поэтому даже входной сигнал мощностью в один милливатт создаёт звуковое давление на расстоянии в 1 метр 80 dB SPL. Из этого можно сделать вывод, что уровни напряжений, применяемые при тестировании, не являются нетипично низкими. Для того чтобы проанализировать выявленные искажения формы волны более пристально, для каждого из изображённых на рисунках 5-8 случаев тестирования был сделан анализ спектра, результаты которого показаны на рисунках 9-12 соответственно.

Данное тестирование проводилось в Испании, в городе Виго (Vigo), в котором есть крупный морской порт, предприятия тяжёлой промышленности и торговли. Таким образом, электромагнитная окружающая среда в этом городе является типичной для тех мест, в которых обычно расположены студии звукозаписи. Графики спектральных характеристик указывают на преобладание помех в области частоты 13 кГц; причём в случае, продемонстрированном на рисунке 12, уровень этих помех на этой частоте всего лишь на 13 dB ниже уровня сигнала в области частоты 1 кГц. По сравнению с графиком на рисунке 9, графики на рисунках 10 и 12 демонстрируют намного больший беспорядок в диапазоне начиная с 6 кГц, который продолжается вплоть до ультразвуковых частот. Однако «13-килогерцовый компонент» в характеристике традиционно подключенного к усилителю коаксиального кабеля RG59 проявляется значительно меньше, чем в характеристике спикер-кабеля OFC или инверсно подключенного коаксиального кабеля RG59.

На рисунке 13 продемонстрирована характеристика звучания драйверов, которые подключены посредством спикер-кабеля OFC, в определённом музыкальном фрагменте. Обратите внимание на то, что максимальный уровень “0 dB” соответствует уровню напряжения в 16 mV (см.таблицу справа от графика – А.К.). На рисунке 14 показан результат аналогичных измерений, в которых использовался коаксиальный кабель RG59, подключенный традиционным образом к усилителю мощности. Хотя на первый взгляд кажется, что общий фоновый беспорядок повысился, на самом деле это не так. Ведь пик сигнала в этом случае соответствует напряжению лишь в 4 mV. Исходя из этого уровень общего фонового шума на графике в рисунке 12 (но не в действительности! – А.К.) завышен на 12 dB. Для корректного сравнения результатов, продемонстрированных на обеих графиках, необходимо соотнести уровень “0 dB” на рисунке 14 с уровнем “-12 dB” на рисунке 13. И если сравнить оба графика таким образом, то окажется, что общий уровень фоновых шумов при использовании коаксиального кабеля RG59 (при традиционном подключении – А.К.) на 8 dB ниже, да и в области 13 кГц сигнал не имеет таких значительных спектральных помех. Неужели мы видим здесь проявление интермодуляционного эффекта?

Для того чтобы вычесть из этих характеристик характеристики самой измерительной системы, на рисунке 15 показана характеристика одной лишь системы тестирования, которая отключена от кабелей, имеет разомкнутые контуры тестирования и находится в свободно-взвешенном состоянии. Обратите внимание, что максимальный уровень “0 dB” в этом случае соответствует всего лишь 2000 микровольт (т.е. всего 2 mV – А.К.)

Из приведённой диаграммы отчётливо видно, что сигнал на клеммах громкоговорителя (а значит, как следует из этого, и на акустическом выходе громкоговорителя) весьма различен при использовании спикер-кабелей различного типа. Хотя, как могло бы показаться, эффективность усилителя при нулевом импедансе на выходе понижается больше по отношению к интерференции, конструкция усилителя могла бы быть здесь проблемой. Подозрения существуют также относительно возможности внесения некоторого эффекта усилителями мощности, разные модели которых могут иметь различные топологии, но это утверждение нуждается в дальнейшем тестировании, что поможет выявить любую такую зависимость.

7. Нелинейные искажения из-за изменения интерфейса усилитель/громкоговоритель

Для того чтобы протестировать любой подобный эффект, были сравнены различные типы кабелей длиной 20 футов (6 метров) каждый, используя многотоновую измерительную систему. Выбор пал на эту систему потому, что она способна обнаруживать многие интермодуляционные процессы в нелинейных системах при «прозвоне» их комплексным сигналом. Испытания проводились сигналом с полным частотным диапазоном сначала на специально изготовленной, почти сугубо резистивной нагрузке в 8 Ом большой мощности. Для тестирования использовались следующие кабели:

  1. Один из аудиофильных спикер-кабелей – Phoenix Gold, многожильный;
  2. Один из дешёвых спикер-кабелей – Isoteric Audio;
  3. Обычный кабель для электропроводки со схожим сопротивлением – Romex.

При испытаниях постоянной резистивной нагрузкой в 8 Ом измерения не показали никаких очевидных существенных различий между данными кабелями. Результаты измерений показаны на рисунке 16. После этого испытания были повторены с использованием в качестве нагрузки двух различных акустических систем, имеющих пассивные кроссоверы. На этот раз тестирование показало разные результаты. Картины искажений показывали заметные различия не только между разными кабелями, но и между сигналами, которые снимались с входных и выходных концов каждого из кабелей. Результаты этих измерений показаны в рисунках 17 и 18, которые относятся соответственно к акустическим системам AIG и SW. (В тестировании использовались акустические системы фирмы Cerwin-Vega. Cerwin-Vega – одна из ведущих фирм по разработке и производству hi-fi акустических систем. Компания образована в 1954 году Джином Червински. В 60-х годах она становится основным поставщиком акустических систем для многих производителей музыкальных инструментов, включая Fender, Acoustic, Sunn и Vox. Среди партнеров Cerwin-Vega – Lucasfilms (акустические системы для оборудования кинотеатров), DisneyWorld (АС для открытых площадок), студии звукозаписи A&M records (cтудийные мониторы) и т.д. Компания изготовила мониторные АС для тура «Steel Wheels» группы Rolling Stones. – А.К.)

Из всего этого можно сделать вывод, что различные кабели изменяют путь (способ), по которому комплексная нагрузка «видится» усилителем (или она «видит» усилитель?). Причины, по которым это так происходит, являются предметом дальнейшего исследования, но здесь продемонстрировано, что существуют вполне измеряемые различия в нелинейных искажениях, когда усилитель используется с различными кабелями и с реактивной нагрузкой.

Действительно, Бен Данкен (Ben Duncan), по-моему, уже измерял эффект направленности спикер-кабелей в работе, выполненной для Jenving Technology AB в Швеции5. Он утверждает, что диодо-подобное поведение кабелей, приобретаемое вследствие экструзионных процессов, может делать кабели более чувствительными к восприятию внешних излучений (электромагнитных помех), в зависимости от которых «открытый» конец «диодов» обращён к низкому импедансу выхода усилителя, а «закрытый» конец (terminated) – к относительно намного более высокому импедансу громкоговорителя.

В данном случае, вероятно, речь идёт о популярном в среде аудиофилов мнении, что при прохождении электрического тока через кабель – особенно если это постоянный ток или участок электрической цепи с источниками/приёмниками с разным сопротивлением – токопроводящие свойства кабеля несколько изменяются вследствие «выдавливания» электронов, и из-за этого в одном направлении токопроводимость (сопротивление) кабеля становится хуже, чем в другом. – А.К. Однако, как может быть замечено из рисунков 19(а) и 19(b), различные гармоники не обязательно одинаково проявляются в отношении соблюдения направленности кабелей. На рисунке 19(а) видно, что вторая и третья гармоники соотносятся по-разному с направленностью кабеля, принимая во внимание, что на рисунке 19(b) одно направление показывает увеличение для обеих гармоник – и второй, и третьей. В каждом случае измерения проводились многократно, но, тем не менее, результаты всегда совпадали. Данные измерения не были одноразовыми, хотя их результаты были очень повторяющимися.

Заключение

Все результаты исследований, представленные в этом отчёте, косвенно как бы поддерживают три «золотые правила» разработки студийных мониторных систем наивысшего качества, а именно:

  1. Спикер-кабели должны быть настолько короткими, насколько это только возможно.
  2. Следует избегать применения в электросхемах акустических систем (мониторов) пассивных компонентов.
  3. Более узкие частотные полосы с раздельным усилением менее склонны к возникновению помех, чем полнодиапазонные системы с пассивными кроссоверами; поэтому лучше использовать многополосное усиление.

Тем не менее, тестирования, которые были описаны в этом отчёте, были вызваны слышимыми на ухо улучшениями (после того, как были заменены спикер-кабели) в звуковой прозрачности системы, которая уже и так была подчинена вышеупомянутым правилам. Наиболее уместное заключение, которое напрашивается после анализа результатов описанного тестирования, это то, что звуковая прозрачность, смысл которой трудно поддаётся какому-либо определению, может быть испорчена шумовыми сигналами достаточно низкого уровня (ниже уровня требуемого сигнала), при этом кабели могут непосредственно или косвенно индуцировать такие шумы.

«Шумовые» сигналы, столь очевидные в рисунках с 5-го по 13-й, казалось бы, были статическими. Но всё же удивительно, что нельзя было слышать никаких очевидных различий в флуктационных (фоновых) шумах усилителя, после того как кабели были заменены. Однако различия уровня из-за различия сопротивления кабеля могли создавать маскирующий эффект. Всё ещё остаётся неизвестным, до какой степени эти посторонние сигналы, загрязняющие выходной сигнал, могут воздействовать на эксплуатационные показатели усилителей.

В случае мультитонального тестирования более отчётливо заметна связь с сигналом интермодуляционных шумов. Казалось бы, что мало кто сомневается в том, что подобные эффекты могут приводить к ухудшению звуковой ясности музыкального сигнала. И хотя сигналы интерференционных шумов на рисунках с 5-го по 12 могут сами по себе не быть сильно слышимыми, они почти наверняка обладают способностью к усложнению интермодуляционной ситуации. Не исключено, что вследствие этого они могут приуменьшать звуковую прозрачность мониторной системы.

Всё вышеперечисленное указывает на механизмы, которые при различных обстоятельствах, а также в качестве составляющих различных систем, могут производить шумоподобные сигналы, которые могут «загрязнять» вполне музыкальные звуки, разрушая, таким образом, трудно определяемую прозрачность и открытость мониторных систем высокого разрешения.

Если рассматривать случай со спикер-кабелями, то экранирование здесь может быть рассмотрено как положительная сторона, а сложные реактивные нагрузки – как «минус». Многие аудиофилы уже сейчас утверждали бы, что они это знают. Но только в данном отчёте мы представили некоторые очень повторяемые и основательные доказательства.

И, наконец, на рисунках 20 и 21 ясно показаны различия сигнала, измеренного как с одного конца 50-метрового кабеля, так и с другого конца. В каждом случае использовался компрессионный драйвер TAD 2001, нагруженный рупором AX2, уровень звукового давления которого составляет около 70 dB SPL на расстоянии в один метр. Верхняя линия каждого графика соответствует характеристике, измеренной на том конце кабеля, который подключается к клеммам усилителя; более низкая линия – это характеристика, измеренная в месте подключения кабеля к громкоговорителю. В обоих рисунках верхняя пара графиков – это результаты измерений коаксиального кабеля RG59, средняя пара – спикер-кабеля OFC, а нижняя пара – результаты измерений на концах коаксиального кабеля RG59, подключенного инверсно. Во всех случаях на графиках слева указаны измеренные характеристики кабелей длиной в 5 метров, а на графиках справа – характеристики кабелей длиной в 50 метров. На рисунке 20 показана реакция на волну прямоугольной формы (меандр) с частотой 1,6 кГц, а на рисунке 21 – реакция на волну синусоидальной формы с частотой 1,6 кГц. Что ж, утверждение, что спикер-кабели изменяют сигнал, кажется неопровержимым. Однако слышимость различных эффектов всё ещё нуждается в дальнейших исследованиях.

.

.


Ссылки

  1. John Watkinson; “The Cable Snake”, Resolution, Volume 1, No 2, p 57, U.K., (July/August 2002)
  2. Martin Colloms; Chapter 6, p 289 in: John Borwick (Editor), “Loudspeaker and Headphone Handbook”, Third Edition, Focal Press, Oxford, U.K., (2001)
  3. Hervé Delétraz; “Reflections, Echoes & Music”, Stereophile magazine, pp 59-69, U.S.A., (November 2001)
  4. These tests were carried out by Alexander Voishvillo, Alexander Terekhov and Eugene Czerwinski, at Cerwinski Laboratories, Simi Valley, California, U.S.A., in September 2002.
  5. Ben Duncan, ‘Black Box’, Hi-Fi News and Stereo Review, p 65; U.K., (September 2000). Figure 19 was supplied directly to the authors of this paper by Jenving Technology AB, Sweden.

Перевод и техническое редактирование Александра Кравченко

Popularity: 16% [?]

Рассказать другим:
Digg Google Bookmarks reddit Mixx StumbleUpon Technorati Yahoo! Buzz DesignFloat Delicious BlinkList Furl

Отзывов (3) к “Влияние спикер-кабеля…”

  • Очень нужная и полезная статья!
    Спасибо!

  • Гость:

    уберите жидомайданское клеймо с сайта! (левый верхний угол)

  • Не уберу. Купите себе слюнявчик.

  • Ваш отзыв:

    Имя (обязательно):
    Почта (обязательно, не публикуется):
    Сайт:
    Сообщение (обязательно):
    XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

    Spam Protection by WP-SpamFree