Fold-Down or Melt-Down

ФИЛИП НЬЮЭЛЛ обсуждает проблемы, связанные с восприятием фантомного образа, создаваемого двумя громкоговорителями, и образа, создаваемого одиночным дискретным громкоговорителем. Обсуждаются также вопросы, как эти проблемы влияют на корректность преобразования различных форматов объёмного звука.

Поскольку микширование в пятиканальном surround-формате получает всё более широкое распространение, то всё чаще и чаще приходится слышать о некоторых «странностях» поведения стереозвука, когда при его создании и микшировании применяется дополнительно ещё и дискретный (отдельный) центральный канал. Складывается такое впечатление, что большинство людей буквально потрясены тем, насколько звучание дискретного образа, который создаётся исключительно центральными фронтальными мониторами в surround-формате, разительно отличается от звучания привычного всем нам центрального фантомного образа, который создаётся мониторами соответственно левого и правого каналов в стереоформате. Мы далеко не всегда отдаём себе отчёт в том, что в действительности характер и поведение обоих типов центральных фронтальных образов – и дискретного, и фантомного – являются очень разными. И действительно, наиболее важные музыкальные партии и инструменты во многих миксах, традиционно размещаемые и панорамируемые в центре, имеют, по сути, исключительно фантомную природу. Это тем более очевидно контрастирует с их действительным представлением, их реальным образом. Это явление в самом деле может быть заслуживающим внимания, поэтому предлагаю в этой статье бегло рассмотреть оба этих способа формирования образов, а также каким образом помещения и люди в них реагируют и ощущают каждый из этих двух типов образов.

Во избежание недоразумений и прочих непонятностей, которые вызваны различными философиями громкоговорителей, давайте перво-наперво представим, что мы располагаем совершенными идеальными громкоговорителями. Дело в том, что скоро нам станет понятно, что два совершенных громкоговорителя, которые работают в стереопаре в условиях «свободного поля» (или в безэховых условиях), ведут себя совсем по-другому, чем совершенный одиночный громкоговоритель в тех же условиях. Кроме того, как только мы размещаем громкоговоритель в акустических условиях реального помещения, вся концепция «совершенного громкоговорителя» разваливается, как карточный домик.

Правило «сначала панорамируй, а потом уже эквализируй» заслуживает того, чтобы ему следовать. Дело в том, что в большинстве случаев звучание «только одной стороны» (имеется в виду звучание монитора одного какого-либо канала: правого или левого – А.К.) будет весьма по-другому восприниматься слушателем в сравнении с восприятием фантомного образа, который создаётся звучанием нескольких мониторов. Хотя в безэховых условиях прослушивания восприятие фантомного центрального образа не должно заметно отличаться от восприятия звучания центрального дискретного источника (громкоговорителя). Существует три фундаментальных причины проявления такой ситуации:

  • Взаимосвязь и взаимодействие громкоговорителей между собой, а также с помещением.
  • Интерференционные процессы, возникающие при излучении звука стереоисточниками (например, двумя мониторами в стереоформате – А.К.).
  • Разные формы и размеры голов слушателей, а также особенности расположения их ушей.

Взаимодействие громкоговорителей

Два 15-дюймовых громкоговорителя, помещённые в один корпус, воспроизводят на выходе гораздо большее количество низких частот по сравнению с таким же одним-единственным громкоговорителем, помещённым в такой же корпус, если на вход этого громкоговорителя подаётся сигнал такой же мощности, как на оба громкоговорителя вместе взятые в первом случае. Другими словами, один громкоговоритель, на который подаётся электрический сигнал в два ватта, не будет воспроизводить столько же низких частот, как будут воспроизводить два таких же громкоговорителя в таком же корпусе, на каждый из которых подаётся по одному ватту (а в сумме – два). Если мы посмотрим, что собой представляет сигнал на выходе одного громкоговорителя, то это будет представлять собой управляемое движение некой массы выше резонанса. Незначительное сопротивление движению диффузора громкоговорителя оказывает воздух в помещении. Направление этого сопротивления противоположно движению диффузора, который вынужден проделывать некоторую работу, в результате которой и создаётся излучение звука. Звуковая волна (давление воздуха) перемещается от диафрагмы громкоговорителя вглубь помещения, не встречает на своём пути серьёзного сопротивления воздуха. По этой-то причине громкоговорители с конусообразным диффузором имеют такой низкий коэффициент полезного действия – как правило, только от 0,5 до пяти процентов.

Нагрузка громкоговорителя рупором увеличивает эффективность излучения, так как повышается сопротивление воздуха излучаемому звуку и уменьшается реактивная нагрузка; воздух в горловине рупора значительно затрудняет распространение звуковой волны от диафрагмы громкоговорителя наружу. На низких частотах звучание низкочастотного громкоговорителя распространяется во всех направлениях, поэтому дополнительная выходная мощность не может способствовать более контролируемой направленности излучения. Это происходит из-за увеличения резистивной нагрузки, обеспечиваемой воздухом, который как бы «зажат» внутри рупора. Это заставляет диафрагму производить больше работы, выталкивая воздух, что в результате приводит к генерированию большего звукового давления.

Представьте двух боксёров одинакового телосложения. Один наносит удары по тяжёлой «груше», а другой – по «груше», неплотно набитой перьями. Первый вспотеет намного раньше второго! Причина в том, что тяжёлая груша оказывает большее сопротивление ударам и заставляет первого боксёра сильнее её толкать, вынуждая его тем самым выполнять больше работы. Второй боксёр выполняет намного меньше работы, так как его удары приходятся практически в пустоту. А если бы ему вздумалось «гонять воздух» также рьяно, как и первому боксёру, то он бы мог даже вывихнуть плечо! Это хорошая ассоциация, из которой видно, почему некоторые компрессионные драйверы нельзя использовать без нагрузки рупором на высоких уровнях громкости, поскольку недостаток нагрузки может привести к повреждению (разрыву) их диафрагм.

Если же мы теперь поместим в один корпус два громкоговорителя, то движение диффузора каждого из них будет нагружено не только сопротивлением окружающего воздуха, а также дополнительным давлением со стороны диффузора другого громкоговорителя (естественно, рассматривается случай, когда оба громкоговорителя работают в фазе). Для диффузоров и подвижных систем громкоговорителей, которые представляют собой некую массу, работающую в определённом рабочем (частотном и динамическом) диапазоне, увеличение сопротивления от дополнительной нагрузки практически не оказывает никакого воздействия, которое могло бы сколько-нибудь серьёзно препятствовать движению диффузоров. Единственное, что мы наблюдаем в этом случае, так это получение дополнительных 3dB акустической мощности от пары громкоговорителей (в сравнении с суммой индивидуальных выходных сигналов). Это и есть взаимодействие громкоговорителей, которое объясняет, почему акустическая система из двух 15-дюймовых громкоговорителей звучит более плотно в сравнении с системой из одного 15-дюймового громкоговорителя (при подаче на обе системы одинаковой электрической мощности).

Эффект полностью усиливающего взаимодействия громкоговорителей проявляет себя в диапазоне, который сверху ограничивается так называемой разделяющей частотой, половина длины которой определяется расстоянием между диффузорами громкоговорителей. Теперь давайте рассмотрим стереопару мониторов, каждый из которых состоит только из одного 15-дюймового низкочастотного громкоговорителя, а расстояние между этими мониторами составляет три метра. В этом случае центральный фантомный образ, который мы воспринимаем при работе этих двух мониторов, начинает усиливаться за счёт взаимодействия громкоговорителей, начиная с частоты около 55Hz и ниже (звуковая волна длиной в три метра соответствует примерно частоте 110Hz, а если три метра – это только половина длины волны, то это соответствует частоте 55Hz или около этого). Этот эффект продемонстрирован на рисунке 1, на котором приводится сравнение мощностных характеристик соответственно одного громкоговорителя и пары громкоговорителей. При прослушивании громкоговорителей в безэховых условиях в осевой направленности этот эффект не создаёт практически никаких проблем, а гладкость характеристик и звучания в этом случае всё ещё будет сохраняться. Однако в более реалистичных условиях прослушивания, которые отличаются от безэховых условий (например, в обычной комнате), акустика помещения будет вносить изменения в общую картину звучания, которая всё более будет напоминать мощностную характеристику. По этой причине правило «сначала панорамируй, а потом уже эквализируй» становится весьма актуальным, так как повышение низкочастотной составляющей в центральном фантомном образе может быть довольно существенным.

Точная величина этого повышения довольно трудно предсказуема, так как на особенности взаимодействия громкоговорителей значительно влияет и взаимосвязь между ними и акустическими свойствами помещения, которое имеет отражающие поверхности и естественную реверберацию. В акустическом смысле помещение с отражающими звук поверхностями чем-то напоминает зеркальную комнату. На рисунке 2 показана такая зеркальная комната, в которой отражённый звук будет слышен со стороны любого места, откуда видно громкоговоритель (во всех трёх измерениях). Так же происходит и в полностью реверберационной комнате: звучание было бы аналогично той ситуации, если бы в свободном пространстве громкоговорители были бы расположены в каждой точке, соответствующей «зеркальному» отражению звука громкоговорителей от поверхностей комнаты. Если бы поверхности помещения были на 50% отражающими, а на 50% звукопоглощающими, то возвращалась бы только половина отражённой энергии, что равнозначно ослаблению мощности «зеркальных громкоговорителей» на 3dB. Это очень сильная концепция.

Конечно же, из-за потерь звуковой энергии вследствие расширения и распространения звуковой волны в помещении, а также из-за звукопоглощения этой энергии поверхностями помещения уровень отражённой энергии, которая возвращается обратно к диффузорам громкоговорителей, понижается. По этой причине уровень подъёма низких частот вследствие взаимодействия громкоговорителей и помещения в каждом конкретном случае (т.е. в каждом помещении) разный. Тем не менее, нам всем теперь должно стать ясно, какое существенное влияние на излучение звука громкоговорителем оказывают все те моменты, которые обсуждались выше. Все вышеописанные эффекты не являются позиционно зависимыми, так как отражения звука от поверхностей и резонансы помещения создают свои пики и провалы в звучании на различных частотах и в различных точках помещения. Вот почему вследствие повышения уровня на определённых частотах эквализацию можно делать только после панорамирования. Ясно, что этого нельзя было бы делать, если бы изменение звучания зависело от местоположения в комнате. Однако проблема состоит как раз в том, что оно всё-таки зависит от характера конкретного помещения. Различные помещения, если только поверхности внутри них не являются сильно абсорбирующими (заглушенными), будут оказывать разную нагрузку на громкоговорители, а расстояние между громкоговорителями определит ту разделяющую частоту, начиная с которой начнёт проявляться эффект взаимодействия. Из-за этого в каждом конкретном помещении потребуются свои настройки эквалайзера для настройки правильности звучания фантомного образа. В то же время единственный дискретный центральный канал не проявил бы никаких различий звучания и характеристик при перемещении влево-вправо от него на незначительное расстояние, и в любой приличной контрольной комнате нагрузка помещением отдельных фронтальных мониторов не должна существенно изменяться.

Интерференционная картина стереоисточников

Снова повторюсь, что в центральной осевой линии между мониторами в безэховых условиях парой совершенных громкоговорителей может производиться совершенный фантомный образ. Но стоит нам хоть немного сдвинуться с центральной оси, как частотные характеристики звучания, создаваемого объединённым источником (правым и левым мониторами), начинают приобретать вид, который показан на рисунке 3. Такой результат обусловлен воздействием стоячих волн, возникающих в результате интерференционных процессов при взаимодействии двух источников звука. Таким образом, частотная характеристика фантомного образа будет различной в любой точке в каждой из половин помещения, причём эти характеристики будут одинаковыми в любой паре точек, которые симметричны по отношении к центральной осевой линии между мониторами. Основная причина гребёнчатого фильтрования, которое продемонстрировано на рисунке 3, – это результат объединения разных характеристик направленности работающих в паре громкоговорителей, причём характеристики направленности на разных частотах также будут разными, что наглядно продемонстрировано на рисунке 4а. Верите ли вы этому или нет, но именно такая картина получается при создании центрального фантомного образа стереопарой идеальных громкоговорителей. Контраст между этой диаграммой и диаграммой направленности одиночного, центрального, совершенного громкоговорителя, которая изображена на рисунке 4b, нуждается в некотором дальнейшем обсуждении.

Любые сомнения относительно проявлений вышеупомянутого эффекта опровергаются простым экспериментом. В хорошей контрольной комнате присядьте позади микшерного пульта точно на осевой линии между двумя мониторами. После этого, прослушивая какую-нибудь фонограмму с широким частотным диапазоном, поочерёдно настраивайте свои большие мониторные системы и мониторы ближнего поля так, чтобы достичь максимально близкого тонального баланса и соотношения громкости между ними. После этой настройки при поочерёдном переключении мониторов (A/B switching) воспринимаемая на слух музыка должна звучать как можно более похоже. Как только все настройки выполнены так, что при переключении мониторов практически не ощущается какой-либо разницы в громкости или тональном балансе, передвиньтесь на полтора метра вбок от осевой линии (а также немного назад, чтобы оставаться в пределах направленности излучения мониторов ближнего поля). Снова попробуйте сделать поочерёдное переключение между обеими мониторными системами. Разница в тональном балансе при звучании наших мониторных систем станет просто ужасающей.

Возможно, многие бы обвинили меня в том, что такой эффект обусловлен прежде всего отличиями характеристик звучания мониторов во внеосевой направленности. Но смею вас заверить, что даже две пары абсолютно совершенных всенаправленных мониторов с гладкой амплитудно-частотной характеристикой продемонстрировали бы точно такой же эффект. Не забывайте, что на рисунках 3 и 4a показана работа именно пары совершенных всенаправленных громкоговорителей в свободном поле, и для любого из нас очевидно, что эти две диаграммы, изображённые на рисунке 3, характеризуют совсем разное звучание. «Внеосевые» аномалии работы реальных громкоговорителей в действительности ещё хуже. Чтобы продемонстрировать эту точку зрения, давайте снова сделаем поочерёдное переключение мониторов, но уже не стереопар, а двух одиночных громкоговорителей (мониторов), двух моноисточников звука. Разместите их так, чтобы до одного громкоговорителя было расстояние около двух метров, а до другого – около четырёх метров. Подрегулируйте их звучание так, чтобы оно было как можно более похожим, а затем снова сместитесь вбок от осевой линии на те же полтора метра. В этом случае разница в тональном балансе будет минимальной по сравнению с первым опытом, когда значительно изменялся тональный баланс именно центрального фантомного образа. Это опять демонстрирует нам большую разницу в «поведении» центральных образов двухканальных и трёхканальных стереосистем. Отсюда и существенное различие между четырёхканальными и пятиканальными системами объёмного звука.

Различия восприятия, связанные с… головой

Из беглого взгляда на рисунок 5 проясняется, по крайней мере, один момент. Фронт звуковой волны от громкоговорителя, размещённого по центру, достигнет обеих ушей слушателя одновременно. В то же время, фронт звуковой волны от громкоговорителя, размещённого не в центре, будет доходить соответственно до левого и правого ушей слушателя в разное время. Если бы не этот эффект, наш мозг был бы не в состоянии определить, откуда же именно (т.е. с какой стороны) прибывает к нам звук. Разница во времени прибытия звука к разным ушам, разница в его силе и интенсивности, особенности фильтрования звуков с разных направлений нашими ушными раковинами, а также эффект выборочного маскирования определённых частот нашими головами – это как раз и есть те «механизмы», которыми осуществляется наша способность к восприятию направления прибытия звука.

Из рисунка 5 можно также заметить, что разница в длине пути от внеосевого громкоговорителя соответственно до левого и правого ушей составляет примерно 10 или 12cм. Это соответствует примерно половине длины волны для частоты около 2kHz. Это говорит о том, что на этой частоте и около неё звук достигает разных ушей с разными фазами. Если бы это была стереопара громкоговорителей, этот эффект был бы симметричным, и восприятие каждого громкоговорителя было бы с провалом на этой же частоте. Однако изменение угла разворота громкоговорителей изменяло бы и частоту «провала» примерно до частоты 700Hz или 800Hz (при угловом развороте громкоговорителей на 180 градусов). Верхняя же частота «провала» определялась бы тогда, если бы оба громкоговорителя были размещены один рядом с другим в центре спереди, т.е. при минимальном угле разворота. По этой причине стереопара мониторов с обычным углом разворота в 60 градусов будет создавать в частотной характеристике фантомного образа «провал» на частоте около 2kHz. Реальный центральный образ, созданный реальным центральным громкоговорителем, такого частотного провала иметь не будет. Поэтому и получается, что центральный сигнал, который эквализируется для восприятия посредством стереопары громкоговорителей, звучал бы намного естественнее, если бы он воспроизводился отдельным центральным каналом.

Следствия

Из всего вышесказанного хорошо видно, что на восприятие центрального фантомного образа оказывают негативное влияние несколько факторов.

Выходной сигнал, порождаемый взаимодействием между низкочастотными громкоговорителями, создаёт центральный фантомный образ, в котором заметно повышение низкочастотной составляющей по сравнению с тем образом, который создаётся выходным сигналом из одиночного громкоговорителя, будь то выходной сигнал центрального дискретного громкоговорителя или выходной сигнал громкоговорителя правого или левого каналов. Разделительная частота, начиная с которой (и ниже) начинает наблюдаться подъём низких частот в характеристике центрального фантомного образа, зависит от расстояния между громкоговорителями. Степень этого повышения зависит также от звуковых отражений внутри помещения и конструкции самих громкоговорителей.

Внеосевая частотная характеристика фантомного стереообраза подвержена гребёнчатому фильтрованию из-за интерференционных процессов, возникающих в ближнем поле из-за работы двух источников звука. Хотя в центральной позиции прослушивания этот эффект не проявляется так сильно. Это означает, что любые отражения от поверхностей помещения, которые возвращаются в позицию прослушивания в любой точке помещения, кроме осевой линии, будут иметь различное спектральное содержание по сравнению с теми отражениями, которые могли бы возникать при работе одиночного центрального громкоговорителя.

Из-за эффекта маскирования высоких частот, который возникает в связи с различием расстояний от внеосевых источников звука до каждого из ушей слушателя и который зависит также от размеров и особенностей головы каждого слушателя, в воспринимаемом фантомном стереообразе произойдёт потеря некоторых частот, которые на самом деле присутствуют в сигнале. В то же время, при восприятии образа от одного центрального громкоговорителя таких выпадений частот наблюдаться не будет.

Таким образом, во всех вышеописанных случаях одиночный центральный источник звука является явно предпочтительнее фантомного источника. Но, тем не менее, мы настолько привыкли к прослушиванию фантомного стереоматериала, что нам зачастую даже кажется, что воспринимаемое нами звучание в каком-нибудь другом формате является неправильным. Но на самом деле такое звучание намного ближе к истине, потому что сама концепция одиночного центрального канала является куда как более правильной, чем любой фантомный источник.

По сравнению с двухканальным стерео трёхканальному стерео свойственно более устойчивое позиционирование, что является довольно-таки очевидным. Однако не менее важны и некоторые другие отличия, несмотря на то, что им уделяется меньше внимания. Отражения звука дискретных источников от поверхностей помещения склонны быть более спектрально похожими на исходный первоначальный сигнал. В частности, низкие частоты могут быть более «плотными» из-за меньшего количества внеосевой интерференционной неоднородности. При работе дискретных источников не наблюдается никаких признаков провала звучания на средних частотах, который происходит при создании центрального фантомного образа при работе двух источников звука, и который определяется разностью расстояний и времени прибытия звука к разным ушам слушателя (а значит, зависит и от «угла раскрытия» двух мониторов или громкоговорителей), когда один и тот же звук определённой частоты прибывает к разным ушам слушателя иногда даже в разных фазах.

Всё это очень серьёзные проблемы, которые являются большим камнем преткновения для тех инженеров, которые пытаются изобрести алгоритмы сжатия с пятиканального формата до четырёхканального, трёхканального, двухканального или вообще моноформата и обеспечить им при этом совместимость. Если размеры и геометрия помещений для прослушивания, не говоря уже об акустических свойствах самого помещения, ориентированы на правильность трёх- или двухканального звучания, то они должны также применяться для преобразования с двухканального формата в моноформат. До тех пор, пока мы не имеем стандартизированных контрольных комнат со стандартизированным размещением мониторов, алгоритмы «ужимающих» систем не могут гарантировать безусловную корректность трансформации форматов в любых помещениях. Но и это не всё. Существует ещё несколько других «бомб», которые нас поджидают.

Дипольное излучение звука и электростатические громкоговорители

На рисунке 6 показаны образцы направленности излучения монопольных и дипольных источников звука, а также полярные диаграммы направленности обычного громкоговорителя, размещённого в корпусе акустической системы. В предыдущих разделах мы уже обсуждали подъём низких частот, вызванный взаимодействием громкоговорителей, когда уровень излучаемого звукового давления из одного источника оказывает влияние на излучающую поверхность другого источника при подаче им на вход когерентного сигнала. Когда два дипольных громкоговорителя установить так, как обычно устанавливаются акустические системы в стереоформате, то они будут в какой-то степени находиться боком друг к другу. Из рисунка 6 можно заметить, что эти громкоговорители не создают никакого излучения звука по сторонам; следовательно, они не могут взаимодействовать в их ближнем поле.

Более того, диафрагмы электростатических источников являются настолько лёгкими, что их масса вполне может быть приравненной к массе того объёма воздуха, который они двигают. Поэтому на их звучание оказывает влияние не столько масса их собственных диафрагм, сколько сопротивление излучаемому ими звуку. В результате этого любое существенное увеличение сопротивления излучению от работы другого источника не приводит к увеличению выполняемой работы (что могло бы привести к увеличению звукового давления на выходе при работе с обычными громкоговорителями), потому что это может в действительности затруднять перемещение диафрагм из-за дополнительной нагрузки, сводя на нет, таким образом, любые преимущества, хотя это могло бы происходить только при очень близком расположении источников друг от друга.

Кроме того, в небольших помещениях характеристики звучания в зоне давления, т.е. ниже самого низкого резонанса помещения, могут способствовать полезному увеличению уровня и расширению спектра низких частот от смонтированных в кабинетах динамических громкоговорителей (хотя это сложная тема сама по себе). В этом частотном диапазоне громкоговоритель как бы изменяет в общем и целом давление всего помещения вверх и вниз. Дипольные громкоговорители делать этого не могут, поскольку они просто перелопачивают воздух в одну и в другую сторону, противофазно изменяя давления от задней поверхности помещения так, что оно практически сводит на нет изменение давления у фронтальной поверхности помещения за счёт стравливания разности этих давлений по сторонам от громкоговорителей.

Дипольные громкоговорители также по-другому возбуждают и резонансы помещения. Использование таких громкоговорителей для сурраунда может радикально изменить воспринимаемое звучание в комнате по сравнению с использованием громкоговорителей в корпусах. Отсюда и вопрос: возможно ли в принципе учесть все эти случаи и соображения при разработке алгоритмов «сжатия» для корректного преобразования разных форматов?

Самая большая проблема для меня, как проектировщика студий, состоит в том, на какую концепцию я должен ориентироваться при проектировании студий? В недавнем докладе, представленном 16-ой Международной Конференции AES Варлой (Varla), была сделана ссылка на работу «Сторонники традиционного подхода к проектированию…», «которые плетутся в хвосте сурраунда». Для контрольных комнат surround-формата, рассчитанных на музыкальное применение, я принимаю такое замечание как должное, несмотря на то, что я очень рад (и при этом действительно получаю удовольствие) проектировать контрольные комнаты формата Dolby Surround для кинематографа; будь это лаборатории дубляжа, просмотровые помещения или публичные кинотеатры.

Мои неприятности начинаются тогда, когда меня приглашают проектировать контрольные комнаты surround-формата для сугубо музыкального применения. В таких случаях очень часто владельцы и операторы живут в сказочной стране иллюзий и витают в облаках относительно степени межформатной совместимости многоканальных форматов, хотя это является практически недостижимым в силу тех многих причин, которые обсуждались в этой статье. И никакая маркетинговая шумиха в этой сфере не в состоянии скрыть этот факт.

Двухканальное и трёхканальное стерео – это совсем разные форматы, отношения между которыми являются очень и очень непростыми. Однако специалистам, работающим с тем или иным форматом, которые часто склонны видеть только то, что желают, бывает часто трудно согласиться с теми неприятными для них реальными вещами, которые встречаются у них на пути. Если любой из Вас, читающих эту статью, имеет любые простые, гениально-радикальные решения обсуждаемых проблем, то я уверен, что найдутся тысячи страждущих ушей слушателей, желающих слышать последствия разрешения этих проблем. Тем временем, однако, не торопитесь отклонять форматы с тремя фронтальными каналами, потому что в отличие от двухканального стерео они звучат действительно совсем по-другому. Лучше сосредоточиться на достижении того, чтобы звучание было как можно более правильным, так как это намного более продуктивное направление на пути к достижению более точного, менее комнато-зависимого, более изысканного и утончённого стерео, за которым люди бесплодно охотились в течение десятилетий, начиная ещё с двухканального стереоформата.

Более того, не сбрасывайте также со счетов и двухканальный стереоформат. Это очень практичная система, которая, я верю, будет всё ещё с нами в течение долгого времени. Как бы то ни было, но этот формат «работает», мы с ним знакомы и успели к нему привыкнуть. Но если этот формат останется в качестве средства высококачественного воспроизведения, то ему, вероятно, придётся жить своей собственной жизнью, отличной от той, которой живут форматы, предназначенные для изготовления сурраунд-миксов.

Ссылки

  • А. Varla, A. MäKivirta, I. Martikainen, M.Pilchner, R. Schoustal, C. Anet, Design of Rooms for Multi-channel Audio Monitoring. The Proceedings of the AES 16th International Conference, Spatial Sound Reproduction, pp. 523-531, (April 1999).

Перевод и техническое редактирование Александра Кравченко

Статья опубликована в журнале «Шоу-Мастер» №32 (1-2003)

Popularity: 4% [?]

Рассказать другим:
Digg Google Bookmarks reddit Mixx StumbleUpon Technorati Yahoo! Buzz DesignFloat Delicious BlinkList Furl

Отзывов нет к “Fold-Down or Melt-Down”

Ваш отзыв:

Имя (обязательно):
Почта (обязательно, не публикуется):
Сайт:
Сообщение (обязательно):
XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Spam Protection by WP-SpamFree