Гергиев: звукоусиление классики

Впервые после 20-летнего перерыва в Киеве выступил Симфонический оркестр и хор Мариинского театра под руководством легендарного дирижера Валерия Гергиева. Воскресный концерт, прошедший во дворце культуры «Украина», надолго запомнится киевлянам: это было настоящее пиршество для ценителей музыки и высокого искусства.

На сцене главного концертного зала страны Гергиев и его подопечные блестяще исполнили увертюру-фантазию «Ромео и Джульетта» Чайковского, Кантату для хора и оркестра «Александр Невский» (солировала певица Екатерина Семенчук), и «Картинки с выставки» Мусоргского. Эти произведения выбраны не случайно – они являются «золотым» репертуаром знаменитого дирижера Константина Симеонова, чье творчество было крепко связано и с Украиной, и с Россией, памяти которого петербуржцы посвятили свое нынешнее выступление.

Киевская компания Зинтеко обеспечивала акцию звуком и светом, а также разрабатывала и воплощала дизайн сцены. Когда в плане фирмы появляются такие серьезные проекты, это радует и настораживает одновременно: успех означает славу, но даже небольшие недостатки в качестве работы могут вызвать массу претензий, что отрицательно скажется на имидже компании в глазах общественности.

Воодушевившись перспективой работать с выдающимися академическими музыкантами, мы разработали внешний вид сцены с круглым экраном в центре в глубине, и «нанизали» на эту сценическую идею технические решения, соответствующие классической культуре. Нежные, плавно меняющиеся цвета, переливы света на декоре «задника», придающие ощущение сказочности происходящему на сцене – все это, конечно же, очень важно. Но больше всего хочется рассказать о звуке, ведь обеспечить естественное звучание симфонического оркестра в неестественной для него акустической среде – а именно так поставили задачу организаторы действа – не только сложно, но и интересно.

Для меня, как звукового дизайнера проекта, стояла нестандартная задача – усилить и донести зрителю в первозданности звучание оркестра и хора. Фактически предлагалось сделать то, что, по заверению приверженцев академической музыки, только его ухудшает – ведь какие бы совершенные технологии ни были, звучание симфонического оркестра через акустические системы, да еще и в эстрадном зале, не сравнится с его естественным, живым пространством. Звукоусиление рок- и поп-концертов имеет свои особенности, а работа с классической музыкой – свои. Поэтому, после получения множества советов и проведения множества дискуссий мы пришли к выводу, что для успешного озвучивания акции наши решения должны быть нестандартными. Наша цель – всего лишь усиление, а ни как не приукрашивание, и мы постарались передать звуковую палитру Гергиева и его оркестра как можно точнее. В понедельник утром газеты сообщили, что нам это удалось.

Акустические системы

Поскольку дизайн сцены предусматривал сильный центральный акцент – экран с постоянно показываемым в работе маэстро, о подвесе центрального канала уже не шло и речи. Хотя, на мой взгляд, центральный канал был весьма полезен для воссоздания пространственного строения звуковой палитры, но он заградил бы собой изображение и значительную часть хора при просмотре с балкона, который расположен в ДКУ довольно высоко, и пришлось отказаться от него. Как в ходе отстройки оказалось, неплохую службу сослужил нам пусть и маломощный, но вполне дееспособный «местный» центральный кластер.

Стандартным поп- и рок-решением, многократно проверенным в сложных архитектурных условиях этого зала была портальная схема, у которой в каждом портале – два ряда туровых систем EAW KF850, по три в каждом, с дополнительным раскрывом в 5 градусов между боковыми стенками, и нижний ряд систем нижнего заполнения KF855 или KF650. В этом зале доводилось озвучивать таких звезд, как Joe Cocker, Brian Adams, Duran Duran, Emma Shapplin, Julio Iglesias, Scorpions, ELO, Филипп Киркоров, Алла Пугачева и Валерий Леонтьев, и каждый раз трехрядовое решение оказывалось оптимальным: верхний ряд вывернутых вверх на 10..12° систем способствовал попаданию прямой звуковой энергии на балкон, второй, чуть (-3..5°) обращенный вниз, делал то же для подбалконной и средней части партера, третий – восполнял средне/высокочастотную картинку всего пространства партера до сцены. Сабвуферы обычно ставились в боковые стеки на максимальном удалении друг от друга – для удовлетворительного просмотра сцены.

Но на этот раз решено было отойти от традиционной рок-концепции в пользу естественности звуковой передачи. Портал был сформирован только из 2х рядов – при таком решении озвучивание стало гораздо равномернее от сцены в глубину зала, без заметных провалов во время передвижения, хотя мощность за счет этого уменьшилась почти вдвое. Такой большой оркестр способен звучать громко сам по себе, поэтому передние ряды, фактически, получали естественный звук, и я решил максимально сохранить такое положение вещей. По фронту сцены находились 4 маленькие колонки, две – близко к центру и две – по краям, в которые можно отправить любой микс – так, на всякий случай. Дальше первых 5ти рядов, где прямой звук начнет ослабляться, решено было плавно перейти от «живого» к усиленному и «захватить» аудиторию краешком диаграммы направленности нижнего ряда подвесных систем, и так вплоть до партера под балконом. Без использования рупорных систем это практически нереализуемо. Составив портал из 4х KF850 (1й ряд) и 5-и KF650 (2й ряд), решили поднять его выше обычного, причем верхний ряд должен был смотреть строго прямо, без наклона. Такое решение дало несколько выгод: во-первых, более равномерное озвучивание партера и, как потом оказалось, балкона (!!!), во-вторых, обеспечило вышеуказанную плавность перехода от естественного звука сцены к усиленному. Этим удалось добиться решения проблемы, которая волновала меня всегда ранее в этом зале: много высокой середины в первой части партера, и ее нехватка в задней части, где и находится звукооператор. Даже выключение нижнего ряда downfill – систем не помогало: разница расстояний велика и верхние ряды систем посылают слишком много энергии в этом диапазоне под углом 40° вниз. В добавок к этому звук здесь становится неестественным (еще бы, мы находимся вне паспортных углов вертикального охвата системы), и поэтому downfill–ы включаются обратно, чтоб скрасить ситуацию и обеспечить сигнал полного диапазона в ближний партер. В это раз, подняв портал выше обычного за счет отсутствия одного ряда, получили довольно равномерное распределение громкости и, главное, тембра звучания. Нижний ряд наклоненных на партер систем пригодился – его громкостью и регулировали этот самый «переход»…

Звукооператоры Андрей Карпенко и Алексей Белый конфигурируют пульты

Другая проблема, которая не давала покоя лично мне, но в целом не стояла так остро на рок- и поп-концертах – это расположение субов. Представьте себе, что вам суждено провести ближайшие 2 часа вблизи работающего на полную мощность стека низкочастотных систем, развивающего звуковое давление более 144 дБ на расстоянии 1 м! До ближайшего зрителя – 3.5 м, до дальнего – 35..37 м, и ввиду относительно слабой направленности субов о равномерности речи идти не может – людям возле сцены всегда очень много низких, в то время как на галерке (где находится пульт), и особенно на балконе суббасовые системы не в балансе с подвешенными басовыми динамиками. Кроме того, время прихода басовых (подвес) и суббасовых (внизу) частот в каждой точке зала оказывается разным, и на частоте деления при прослушивании по залу получаются различные провалы –басовые ноты звучат с разной громкостью. Да, можно скомпенсировать это задержкой между субами и сателлитами, но это скажется хорошо лишь на одной линии аудитории, но ни как не на всей озвучиваемой площади. На классическом концерте решили дать этой проблеме радикальное решение, и изыскали возможность подвеса сабвуферного стека. При таком расположении равномерность басовых нот улучшилась – сопряжение между 15” и 18” динамиками стало одновременным во всем зале.

Как вы, наверное, догадались, в этом зале уже имеется местная звуковая система, которая используется не всегда. Рядом с местным подвесом систем обычно подвешивается портал приезжающей рент-компании, чем сужается стереобаза. Так мы поступили и в этот раз, только вот между старым и новым порталами уже нет места для субов. Вертикальная линейка из 4х SB1000 была подвешена между местным порталом и боковой стеной зала, благо, ширина пространства едва позволила сделать это. Представляете себе, сколько звука видит пришедший на концерт зритель? Он же не знает, что большая половина из этого отключена!

Прикосновение к прекрасному – Юрий Сосновский пробует себя в качестве звукооператора

Подвес субов дал очень много: разница расстояний до ближних и дальних мест сократилась. Да, отдача немного упала, зато импульсные характеристики звучания, особенно ударных инструментов, субъективно стали намного лучше благодаря лучшему сопряжению с НЧ-полосой. Имеющий вертикальный размер в 2.5 метра стек субов приобрел слабую, но ощутимую направленность на частотах 60..80 Гц, что нам и нужно – люди на «галерке», в партере и на балконе получили приблизительно одинаковое низкочастотное воздействие и, что самое важное, передние ряды и сцена не были «засорены» супер-низкими частотами.

Впервые мы решили в нашей работе использовать некоторые группы местной звуковой системы. Дело в том, что германские инсталляторы в свое время не пожалели таланта, и поэтому кроме боковых порталов в зале имеются еще 3 спрятанных за панель верхнего «козырька» балконных кластера, и масса других источников звука в стенах, в потолке и т.д. Благодаря работе уже украинских инженеров недавно появился направленный на ближний партер, укрепленный на нижнем «козырьке» небольшой центральный кластер – вот его плюс балконные группы и решили использовать. Об этих системах нужно сказать, что это – вполне профессиональная техника. Единственное, точное позиционирование систем не разрешается, да и многовато времени ушло на эквализацию этих групп АС. Благо, музыкантов привезли позже обещанного и у нас было время еще раз все проверить и послушать. Настроив отдельные группы, как свои, так и местные, мы начали репетицию и стали посылать весь мастер-сигнал в порталы, с небольшим подмешиванием в центр голоса солистки. В балконные системы подавали тот же мастер, но гораздо тише, едва заметно, для создания некоего «объема» для слушателей на балконе. Уж очень не хотелось, чтоб балконные системы интерферировали с портальной и добавляли «каши» в партере, где были хорошо слышны, не смотря на свое балконное назначение. Как показала работа, звук на балконе не пострадал.

Алексей Белый за микшерами телевизионной подачи

День подготовки и репетиции закончился. На следующий день предстояло довести настройку системы до наиболее естественного звучания по пожеланиям присутствовавших в зале музыкантов. Ослабление ВЧ-драйверов нижнего ряда систем уменьшило резкость звука в центре партера, добавило воздушности и приподнятости звучанию во всем зале.

Микшировать было одно удовольствие – большую часть времени мы (Олег Ступка, Андрей Карпенко и я) стояли и слушали музыку, лишь время от времени поправляя уровни некоторых инструментов. Динамика исполнения у Гергиева широчайшая – от едва слышимого пения скрипок до эмоциональных взрывов всего оркестра, во время которых громкость была сравнима с эстрадной.

Сцена

Сотня музыкантов симфонического оркестра в непосредственной близости к звукоусилительной системе – очень неустойчивая ситуация, в которой очень сложно получить приемлемое звучание. Потому решено было «снимать» каждый инструмент как можно ближе, чтобы получить максимальное усиление и четкость сигналов. Все струнные снимались конденсаторными микрофонами С414 и С451, по одному на два инструмента, и только контрабасы усиливались через динамические AUDIX D6, причем на 6 инструментов пришлось 5 микрофонов. Динамические со сверхлегкими мембранами D1 и D2 были рассредоточены на дерево, по одному на два инструмента, наборы из различных конденсаторных и динамических работали с перкуссией. Хор, состоящий из около 60-ти человек, снимался старыми С3000 (6 шт). Всего – около 80 микрофонов, плюс ведущий и 2 радио на торжественный момент перед антрактом.

Немаловажную роль в озвучивании оркестра сыграли представители его дирекции: услышав наше мнение о том, что необходимо углубление всего сценического плана для уменьшения обратной связи через порталы и для лучшей освещенности хора, они тут же пошли нам навстречу, чему мы очень удивились. С профессионалами всегда легко работать.

Микшеры

В пультовой зоне располагались 2 40-канальных пульта – CREST X-VCA и Soundсraft ViennaII. На первом микшировались струнные, челеста и перкуссия, на втором – дерево, медь, хор, соло-вокал и служебные микрофоны. Он же служил для раздачи сигналов на различные группы процессоров и АС. Для телевизионной раздачи позади пультовой зоны, в звуковой рубке зала работали еще 2 компактных пульта: CREST XR20 и XRM. Обработку сигнала для подачи на АС осуществляли 4 процессора XTA DP226, в которых производилась и вся необходимая эквализация, задержка и разделение полос. Два процессора эффектов Lexicon PCM70 использовались для создания пространственного архитектурного эффекта.

Хорошие отзывы искушенных зрителей, конечно же, лестны, но гораздо важнее для нас была наша собственная оценка того, что сделано. Наша работа должна быть незаметна, и концерт петербургских виртуозов еще раз доказал истинность этого утверждения – все внимание на сцену, ноль внимания на звукорежиссера. Даже в антракте.

Popularity: 4% [?]

Рассказать другим:
Digg Google Bookmarks reddit Mixx StumbleUpon Technorati Yahoo! Buzz DesignFloat Delicious BlinkList Furl

Отзывов нет к “Гергиев: звукоусиление классики”

Ваш отзыв:

Имя (обязательно):
Почта (обязательно, не публикуется):
Сайт:
Сообщение (обязательно):
XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Spam Protection by WP-SpamFree